Тихий фильм о том, что громче всего

Есть фильмы, которые никогда не попадут на экраны современных кинотеатров и не соберут миллионы в кинопрокате. Но это не означает того, что они неудачные или неинтересные. Да, в них нет шокирующих спецэффектов, в них не играют актеры с громкими именами. Но, наверное, именно такая «тихость» некоторых фильмов делает их особенно яркими и буквально бьющими зрителя наповал. Одним из таких кино является недавнее творение двух российских режиссеров, Александра Касаткина и Натальи Назаровой, «Дочь» (2012).

Путь через страдание

 

В одном из интервью режиссер Наталья Назарова сказала, что задачей авторов фильма было «провести героев через страдания». Да, «Дочь» — кино о страдании. О страдании обычных людей из обычного маленького города, каких очень и очень много в России. В таких маленьких провинциальных городах все друг друга знают — и это делает большую трагедию еще более ужасной и жестокой. 

Сюжет фильма мог бы стать стержнем для захватывающего триллера. В небольшом поселке происходит серия убийств девочек-подростков. Но это, в общем-то, не меняет обычного ритма жизни в городке, где есть школа, детский сад, пекарня, больница, полиция. Есть в поселке и дискотека — центр притяжения для городской молодежи, особенно по вечерам. Есть и православный храм. Сюжет для триллера снят как глубокая драма в очень узнаваемых декорациях. Большая часть сцен фильма снималась в расположенном на берегу реки Оки поселке городского типа Елатьме Касимовского района Рязанской области. Трудно было бы представить более естественный русский пейзаж. Может быть, поэтому и в фильме все настолько естественно, буднично, привычно…

В фильме немного действующих лиц. Инна и ее младший братик Вовка, их отец — Виктор Иванович. Илья — сын отца Валентина, местного священника. Маша — новенькая в классе Инны, очередная жертва убийцы. Следователь Бахметьев. Молодой помощник прокурора Титов, сестра которого тоже в списке жертв. Своеобразный центр фильма — это Инна. Милая и простая девочка, которую отец воспитывает в строгих правилах. Страдание не обошло семью Инны: ее мама умерла — «перепутала таблетки».

Совсем неожиданно в жизни Инны появляются два новых человека. Сначала — Маша. А потом, совсем неожиданно — Илья. Сестра Ильи тоже была убита. И дружба с Инной открыла для парня возможность пережить трагедию. Но дружба становится началом пути к правде, которую, как окажется, пережить будет еще тяжелее…

Правильность или нормальность

Маша: Ты такая правильная… Ты боишься, что тебе по шапке дадут, или ты реально такая правильная?

Инна: Почему я правильная? Я — нормальная…

Девочка Маша готова соблазнить Илью. Прямо во время поминального обеда по его убитой сестре. Для нее подобное — нормально. Маша любит играть в боулинг и ходить на дискотеки. Быть правильной для нее значит быть не такой, как все, быть такой, как Инна. Ведь Инна даже не знает, где находится в городке дискотека. Инна посещала музыкальную школу, которую закрыли по причине отсутствия учеников, — и теперь она занимается дома самостоятельно. На уроке физкультуры шестнадцатилетняя Маша вдруг говорит, что пора бы бросить курить. Для нее это тоже — нормально. А шестнадцатилетняя Инна даже не пользуется косметикой. Видимо, для нее это — нормально.

Маша: А отец сейчас с кем?

Инна: С нами…

Маша: Понятно, что с вами. Есть у него кто-то?

Инна: Ну… Кто?

Маша: Кто, кто! Женщина какая-нибудь?!

Инна: Нет. Ты что! Он знаешь как маму любил! Больше жизни…

Маша: Ну и что? Он же мужик, ему надо.

Инна: Что ему надо?

Маша:… У тебя вообще было?

Инна: Что?

Маша: Что, что!!!

Инна: Парень?..

Маша: Ты дура?!

Пусть Инна еще не знает страшной правды, которая откроется потом, но все равно для нее нормально (нет — не правильно, а — нормально, естественно), когда отец хранит верность умершей супруге. Маша удивляется, что Инна еще не была с парнем, и поэтому решает просветить «отсталую от жизни» одноклассницу откровенным журналом.

Маша и Инна — две противоположности. Противоположности во всем. Маша просто берет от жизни все. С ее точки зрения, Инна — до глупости «правильная», а это скучно. Нормальная Инна не укладывается в ритмы современной жизни. Но может ли быть «нормальной» та жизнь, в которой сами понятия правильного и нормального становятся в лучшем случае старомодными, а в худшем — ругательными? Не подумайте, что авторы осуждают современную жизнь. Они просто задают вопросы. Но каждый вопрос требует ответа. И от наших личных ответов зависит состояние мира вокруг нас.

Как бывает в жизни, или Добро и зло

Виктор Иванович (отец Инны): Гражданство сколько оформляют?

Галина (работает вместе с Виктором Ивановичем): По-разному…

Виктор Иванович: План такой: оформляем фиктивный брак, я вас временно прописываю на своей территории. Гражданство, все дела по-быстрому делаешь, потом развод. Живешь, конечно, у себя.

Галина: Я вам… нравлюсь?

Виктор Иванович: Нет.

Галина: А зачем тогда?

Виктор Иванович: Просто так.

Галина: Просто так ничего не бывает.

Виктор Иванович (уходя): Значит, бывает.

Виктор Иванович, отец Инны, — простой рабочий, в свободное время почти задаром ремонтирующий неисправные холодильники. Замкнутый и даже мрачный человек. В итоге именно он оказывается главным отрицательным героем — убийцей. Но в самом начале фильма он совершает всего лишь одно доброе дело. Совершает сухо и мрачно. Он ничем не обязан Галине, и о том, что ей грозит увольнение, а значит, и полное отсутствие средств на лечение больного ребенка, Виктор узнает практически случайно. Но почему-то он решает помочь. Помочь просто так. Ему ничего не нужно от Галины. И эта частичка участия в горе другого человека в итоге спасает жизнь его дочери и совсем маленькому сыну Вовке. Частичка добра не оправдывает убийцу. И это не попытка «спасти» маньяка, показав, что даже самые отъяв­ленные злодеи способны на добрые дела. Это скорее вопрос ко всем нам: а на что способны мы — те, кто не убивает и не грабит, не прелюбодействует и не ворует и ведет в целом правильную жизнь?

Провинциальная теодицея

 

Отец Валентин: Бог добр, но Он не сентиментален. Иногда Его доброта выглядит как жестокость, Он может и ударить… 

Илья: Он меня не ударил, Он меня убил!

Главный вопрос фильма — вопрос страдания. Через страдание проходят все герои. Даже самые невинные и беззащитные. Почему люди страдают, если есть Бог? Ответ на этот вопрос можно искать очень долго, но так и не найти.

Есть специальный термин — теодицея, или богооправдание. Под теодицеей обычно подразумевается попытка доказать или оправдать то, что мир управляется добрым Богом, несмотря на наличие в этом мире зла и страданий. Говорят, легко быть верующим, когда идешь через цветущий луг и видишь яркое солнце в небесной синеве. А вдруг в одно мгновение цветущий луг превратится в выжженную землю, а небо покроет непроглядная мгла? Проходящие через боль, страдания и даже смерть герои фильма обретают свою веру.

Конечно, возникает другой вопрос: чтобы поверить, обязательно нужно страдать? Таких вопросов будет бесконечное множество. Но есть то, что нельзя выразить словами или логически понять. Любить отца, даже узнав, что он убийца. Хранить тайну исповеди человека, отнявшего жизнь у твоего же ребенка. Вновь обрести потерянную было веру…

Фильм «Дочь» заставляет остановиться и задуматься. И если вы все-таки решитесь посмотреть его, то будьте готовы, что он ударит по струнам вашей души, и отзвук его будет очень долгим. Просто потому, что в фильме все живое. Да и в основе фильма вполне реальная история…

Фото из открытых интернет-источников

Газета «Православная вера» № 19 (519)

Священник Василий Куценко

Православие и современность

15 октября 2014 г.

(17)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели