Священник Олег Иващенко: Дети приходят ко мне, потому что иногда не могут рассказать родителям о чем-то

В День защиты детей становится традицией порассуждать на тему: в какой защите нуждаются наши дети и подростки. Перечисляя разнообразные внешние угрозы – от войны до ущемления прав на образование, эксперты нередко забывают о внутренних, идущих от семейной неустроенности. О проблемах современной молодежи и духовных способах их разрешения  рассказал инициатор первого в Волгограде семейного крестного хода, настоятель храма Святого праведного Иоанна Кронштадского иерей Олег Иващенко.

Расскажите поподробнее, что из себя представляет крестный ход?

— Кстати сказать, крестный ход – что это такое? Это особое шествие по случаю великой радости, либо великой опасности, либо великой скорби. Поразмыслив, понимаешь, что мы желаем поделиться великой радостью. Рассказать, что такая радость существует, чтобы больше людей обратили внимание на нее, поняли, что можно в жизни и светлое найти! Даже нужно, нужно найти победителя. В этот период времени мы говорим о победителе зла, о Христе. И мы к нему «прилепились». О том, что есть победитель, говорит этот радостный крестный ход.

Как у Вас родилась идея организовать семейный крестный ход? Что побудило Вас уделить этому внимание?

— Изначально мы его хотели сделать детско-юношеским, но потом пришли к мысли, что это будет семейный крестный ход. Читал книгу о подвиге священномученика Вениамина, митрополита Петроградского. В годы безбожия, гонения на церковь после революции, он на Пасху организовал детский крестный ход. Это было настолько впечатляюще для общественного сознания! А сейчас – у нас много педагогов на приходе – они рассказывают, какие веяния у подростков: когда снимают себя на телефон, селфи делают, когда пытаются покончить с жизнью. Действительно, подростки в восьмом, девятом, десятом классе выбрасываются из окон… Смотришь, что происходит у молодежи…это просто страшно! Это проблемы семейные, внутри семьи, но исходя из всего этого и после прочтения митрополита Вениамина, такая мысль возникла.

Почему Вы решили заниматься этим?

— На заре своего священнослужения, когда служил в Тракторозаводском районе, мы дружили с властями района, они поддержали эту мысль, и тогда был организован первый крестный ход, мне поручили им заниматься. По-моему, это был 2008 год, не буду обманывать… И после этого практически каждый год проводили такие крестные ходы в ТЗР, позже – в этом районе, Краснооктябрьском. Если посмотреть, как говорит Патриарх: «У нас вся страна в разводе!» В неполных семьях рождаются, воспитываются дети. Ну, почему семьи рассыпаются? Тоже вопрос – а чем они должны цементироваться? На чём должны основываться? В основе должны лежать какие-то мировоззренческие принципы, да и любовь в конце концов! Любовь не может пройти из-за незначительных обстоятельств, а у нас именно так – «не сошлись характерами». Нет цемента, нет базы. Христос – это краеугольный камень, который помогает найти ответы. Семейные, базовые принципы подрываются. Знаете, что задевает? Всюду – «Ты имеешь право», «Дети, вклейте в дневничок, если вас в семье обижают – позвоните по этому номеру». Знаете, семейный принципы подтачиваются. Жалко детей, жалко людей…

Можно ли воспитывать молодежь отдельно от родителей?

— На одном из недавних мероприятий, посвященных Дню Победы, где школьники и взрослые люди были, пришла в голову очень понятная и доступная мысль – здесь собрались поколения: младенцы, подростки, люди молодые, пожилые, старые… Это – связь поколений. Чего не хватает у молодых людей? Опыта! Семья – это возможность, где можно этот опыт передавать. Если эти традиции действительно живы в человеке и их можно передавать, такую семью трудно разрушить. Трудно «холодному ветру» там удержаться. В такой семье есть много чего, чтобы своих детей выручить – и молитва, и добрый пример, добрые дела… Ведь воспитание – оно даётся не в детском саду, не в школе, не в институте – в семье. Если даже вокруг много зла, семья, будучи здоровой, своей силой может противостоять злу и направить детей в нужное русло. Великое рождается с малого – с соучастия. То, что происходит вокруг – это касается каждого. Представляете – выпал кто-то из окна – ну и ладно! Покончил шестиклассник жизнь самоубийством – ну и ладно! За два месяца столько случаев было! Ну, разве нам всё равно?.. ЕГЭ, ГИА впереди – разве нам всё равно? Были такие случае, что подростки не выдерживали. Были такие случаи… Человек не умеет переживать! Когда ему говорят: ты – центр земли, всё для тебя… А потом этот мнимый «центр земли» сталкивается со словом «нет» — и всё! Всё, что мы проводим, мы проводим не просто чтобы показать, что мы хорошие, а все плохие, нет! Показать, что есть возможности помочь, есть выход из любой ситуации. И обращаются к нам, чтобы мы поддержали, сказали, что всё в жизни поправимо, если хотя бы что-то предпринимать и путь этот постараться найти.

Когда вы встречаетесь со школьниками, как они реагируют на проповеди о Христе?

Для себя я решил – человеку нужно говорить о Христе тогда, когда человек начнёт спрашивать о Нём, начинает ориентироваться в пространстве. Вся русская литература об этом говорит, здесь даже велосипед не надо изобретать! С этими произведениями живет, на всём этом воспитывается человек. И он с этим растёт, задаёт вопросы. Дети приходят в храм, сами задают вопросы, а мы отвечаем. Им интересно услышать о Христе…

Расскажите о воскресной школе при вашем храме…

При каждом храме есть воскресная школа, в которой дети знакомятся с Законом Божьим, с основами нравственности. Они растут в этом. Это тоже часть традиции, это часть нашего духовного мира. Можно у любого ребенка спросить, который придёт на крестных ход: «интересно тебе это?» он скажет: «конечно!». Святейший Патриарх в одной из своих проповедей говорил о том, что православие преподносится как некая традиция. Это не так. Православие – это такая часть мировоззрения человека. Это мир человека. Традиция – это куличи печь. Ну, испёк – да и испёк, не испёк – да и не испёк. Это традиция. А мировоззрение – это уже не традиция, это основа, это стрежень. Естественно, перед тем, как прийти в воскресную школу, человек проходит собеседования, чтобы убедиться – не перепутал ли… Действительно ли он хочет, чтобы детям это говорили. Готов ли он сам переживать с чадом то, что ему говорят здесь. Если ты привёл ребёнка, ты и сам в этой среде будь! Кашку сварил – сам попробуй, а потом ребёнку дай. То же самое. Случайных у нас нет. В нашей воскресной школе более ста человек. Есть перспективные мысли насчёт нее, но пока это только на будущее задумки.

С какими проблемами обращаются к вам подростки? В чём вы видите истоки проблем?

— Сбиты ориентиры. То, что было хорошо, теперь не очень модно, не очень хорошо. То, что люди хотели спрятать, теперь наружу всё выворачивается. Иду как-то по двору, сидят люди престарелого возраста. Я иду в облачении, с крестом. И люди между собой говорят: «И не стыдно ему так ходить!» а рядом, через дорогу, сидит молодежь, и девушка с пирсингом, как стена, и волос – броский, сапоги… Такая мысль: «Я прошёл в облачении – с Луны свалился, а это – нормально, это ничего» Или сидят выпивают люди, матерятся, а рядом дети маленькие… Не стыдно показывать такой пример? Очень трудно, когда на «белое» говорят «черное», это очень больно, когда на «хорошо» говорят «плохо». Люди приходят к нам, потому что деваться им некуда. Дети приходят, потому что иногда не могут рассказать родителям о чем-то. Был такой случай – тринадцатилетняя девочка забеременела, а маме не может рассказать об этом. Начинаешь искать выход… Звоню компетентным людям, говорю: «как быть?». Мне говорят: в 13 лет человек недееспособный, принимают решение родители. Другая ситуация – один человек дома воспитал своего ребенка, заставлял делать уроки, по дому помогать. Ребёнок пришел в школу и рассказал. Даже следователя разбираться пригласили. Сопоставьте эти две ситуации! Человек приходит в церковь как в крайнюю инстанцию. Очень много молодых приходит. Значит, людям надо. Согласитесь, если в колодце нет воды – чего к нему подходить? Раз подошел, два подошел, три подошел… А воды нет, на четвертый раз не подойдешь. А в церковь ходят столетиями, тысячелетиями, значит, есть тут «живая вода»! В школе о многом не говорят…

Нужно ли священникам идти в школу?

— Надо или не надо? Конечно, надо! Другой вопрос – кто и как будет преподносить. У нас и курсы повышения квалификации проходят, самое главное, что и детям это надо. Если говорить однозначно, то священник не как преподаватель. Хотя, ввиду изменений стандартов, бывает и так. Случай расскажу: сейчас родители выбирают для своих детей модули для дальнейшего образования. Выбрали – основы православной культуры или светскую этику. Две группы есть, дети из группы «основы светской этики» подходят ко мне, говорят: «Батюшка, возьмите нас к себе!» я говорю: «Куда к себе?! Моя хорошая, поговори с родителями…» Родители переписывали заявления. Детки – их разве обманешь? Светлое тянется к светлому! Чистому – всё чисто, дети ещё чистые, чисто и видят глубину. Вспомните Вербное Воскресенье, Вход Господень в Иерусалим – «если дети замолчат, то камни заговорят». Поэтому всегда радуешься, когда таких людей, детей встречаешь!

Что нужно говорить детям в школе?

— Мы берем за основу одобренное отделом русской православной церкви. Но главное, кто будет говорить об этом – чтобы человек понимал то, о чём он говорит. Где-то даже проживал это. Определенный опыт переживания должен быть. Маленькое сравнение: люди готовятся к Дню рождения, закупки делают, гостей приглашают… Готовился, готовился, а потом вспоминаешь и всё. А вот этого момента «пе-ре-жить» — нет. Мало таких моментов, когда можно вкусить сладость, ощутить. Человек не успевает ничего прочувствовать. Он живёт предвкушением и воспоминанием, но не успевает ничего прочувствовать, не удерживает эту радость в душе. Некоторые вещи трудно сказать словами, если ты это не пережил. Берешь за основу труды тех, кто переживал и доносишь до людей простым языком. Мы не можем сказать, что нет этой радости, что нет Бога – мы не можем умалчивать о Боге, о его светлых делах!

У вас есть какое-то светское образование?

— Учился в экономическом вузе, не доучился – поступил в Православный университет. Но напрасно ничего не бывает, всё пригождается. Господь всё ко благу направляет. Если опыт у человека был, он добавляется к общему опыту и помогает ориентироваться в пространстве. Учился, затем поступил в Православный университет, закончил. Это, действительно, счастье! Когда Господь призвал к священству, понимаешь, что можешь быть полезен во многих направлениях. Начиная от социальной помощи до спасительного направления… Когда сам что-то имеешь, хочешь поделиться этим с другими. Где-то и можешь поделиться, а где-то – пока только хочешь.

Подготовила А. Евтушенко

Фото: Андрей Березовский

 

(353)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели