Об истории Дубовской Свято-Вознесенской женской обители рассказала игумения Анна (Ерофеева)

На сайте Волгоградской епархии открыт цикл публикаций, в которых об обителях нашего края рассказывают настоятели и насельники. О Свято-Вознесенском женском монастыре в Дубовке рассказала игумения Анна (Ерофеева). Ранее уже вышел рассказ о Свято-Духовом монастыре.

Наш монастырь основан Иоанном Покровским. Батюшка был одиноким человеком.  Его супруга умерла, а сын студент при неизвестных обстоятельствах в Петербурге был убит. Отец Иоанн вел поистине аскетическую жизнь и пользовался руководством старцев. Старец Адриан из Югской Дорофеевой пустыни был его духовным руководителем. Также и к другим духовным людям он прибегал за советом.

У себя в саду отец Иоанн даже выкопал пещерку для уединенных молитв и размышления. Руководил общиной он с любовью. Можно сказать, что это даже не было руководством, это был отец, любящий своих детей. К нему приходили все. И сектанты всевозможные – молокане, раскольники. Все находили у него привет, любовь и помощь. Всё население Дубовки очень любило его. Также он был очень хороший проповедник. Как я читала в архивах, он был одним из тех священников, чьи проповеди тогда были напечатаны и считались очень интересными, поучительными.

Батюшка считал, что необходимо среди жителей Дубовки насадить благочестие и основать монастырь. С этой мыслью он обратился к своему руководителю  духовному и тот с радостью его благословил, потому что видел в батюшке силы и возможности устроить монашеское общежитие.

Со своим намерением он обратился в проповеди к жителям Дубовки и все с радостью поддержали его. Далее он обращается уже к архипастырям: едет с купцом, близким ему по деятельности в Саратов и спрашивает у архипастыря благословение на основание общины.

Вначале собралось пять девушек. Первая Литургия была отслужена в праздник Архангела Михаила. Но далее начались испытания и искушения. Батюшка был очень любящим и всё устроилось по его благословению. Он очень заботился об общине. Была прислана рясофорная послушница, и далее она должна была возглавить эту общину.  Но через некоторое время, батюшка пригласил своего родственника, отца Петра, который был человеком пьющим. Он хотел, чтобы родственник был с ним рядом, под опекой. Хотел помочь ему справиться с этим недугом. Но как человек пьющий, Петр наверняка тяготился опекой батюшки, и с несколькими сёстрами написал клеветническое письмо о его деятельности.

Большинство сестер всё это опровергали, да и батюшка был известен в Дубовке подвижнической праведной чистой жизнью. Но тем не менее письму был дан ход, что конечно попущение Божие для праведника. И батюшку из общины удаляют на какое-то время до разбирательства. С разбирательством не торопятся, община пребывает в смятении. Случается пожар в корпусе домовой церкви. Батюшка построил за год небольшой келейный корпус и при нем церковь. Отец Иоанн приезжает на место пожара, смотрит на проваленную крышу, поет псалом «На реках Вавилонских» и успокаивает сестер.

«Не переживайте, правда будет восстановлена, но это будет уже тогда, когда я отойду в вечность», — говорит он. Батюшка посылает двоих деятельных послушниц просить о защите у государыни Марии. Императрица удостаивает их аудиенции и также говорит, чтобы они передали сестрам, что всё будет налажено. Так и происходит. Издается высочайший Указ преосвященному Тихону, архиепископу Саратовскому, чтобы разобрались с этим делом в скорейшем времени.

И вот владыка Тихон едет из Саратова по Волге в Дубовку, чтобы освятить вновь построенный Воскресенский храм. Он услышал звон погребального колокола и спрашивает: по ком? Ему отвечают, что по отцу Иоанну Покровскому. Владыка идет в домик и при всех на коленях испрашивает прощения за причиненные обиды, а затем освящает Воскресенский собор. После освящения собора, с массой людей совершается отпевание самим владыкой. Таким образом правда восторжествовала, причем при таком стечении верующих, многие из которых знали батюшку лично.

Прах батюшки привезли в обитель и захоронили около корпуса с церковью, который был отстроен. Присылают в последствии из Саратова деятельную монахиню Виталию из Саратовского женского монастыря. И начинается новый этап в жизни обители.

Собираются сестры, которые разошлись по посаду Дубовке, по жителям, в ожидании лучших времен. Начинается обычная монашеская жизнь. Это был еще не монастырь, а община. Матушка Виталия берется за восстановление сгоревшего корпуса. Также испрашивает у архипастыря разрешение на постройку собора. Сестры начинают прибывать и множество верующих притекает в обитель, чтобы молиться – места не хватает.

В 1880 году был заложен собор в честь Вознесения Господня. Он строился пять лет, но так получается, что были сделаны неверные расчёты архитектора и конструктора, и ночью купол со всеми металлическими связями обрушивается. Игуменья Виталия собирает сестер, они были в большом горе. Матушка говорит им, что не смогли достроить собор потому, что надо было вначале омыть его слезами, а потом уже приступать к построению.

Виталия проявляет христианскую любовь, когда приезжают подрядчик и архитектор. Они в большом страхе. Говорят матушке, что теперь им – тюрьма. Она едет к своему владыке в Саратов. Он тоже спрашивает, что же с ними делать?  Матушка говорит, что мы, монахи, должны проявлять милость, смирение и поэтому не надо давать ход делу.

Владыка поблагодарил матушку Виталию за христианскую любовь, и матушка она поехала собирать средства на разборку рухнувшего собора и дальнейшее его восстановление.

Собор был построен второй раз в 1891 году. Было множество предпосылок для создания общины: пожертвованы пахотные земли, пришло достаточно сестер. Общине был присвоен статус монастыря.

Штатно в монастыре было около 200 человек. Сестры занимались рукоделиями. В обители было множество строений, которые могли принимать людей. К 1915 году здесь было около 400 сестер.

В монастыре была  местно чтимая Тихвинская чудотворная икона, от нее исцелялись духовно-больные люди, бесноватые. Эта икона досталась монастырю от вновь пришедшей сестры. Она  была утрачена в годы революции, но память о ней мы сохранили.

Вместе с первыми сестрами был назначен священник, художник по мирскому образованию. Была написана икона Тихвинская. От новой иконы тоже стали происходить исцеления. В 2005 году одна из наших монахинь была в Петербурге по делам, и в запасниках музея Александро-Невской лавры она увидела икону, которая по словам искусствоведа являлась наиболее точным списком Тихвинской иконы.  До 2000 года она пребывала в Нью-Йорке. Мы попросили у наместника Лавры эту икону, объяснив, почему очень бы её хотели, и он нам ее подарил. Монахиня привлекла благотворителей и там же, в Петербурге, была сделана прекрасная риза для иконы.

И образ был привезен в Волгоград. Первоначально она находилась на наше подворье, в храме Иоанна Предтечи, а потом с крестным ходом эта икона была принесена в обитель в Дубовке.

Но вернемся к революционным годам. Наша обитель была подвергнута уничтожению и разрушению. Здесь располагались и колония для беспризорников, и различные курсы, и в последствии школа-интернат.

Часть сестер обители была расстреляна без суда и следствия. В монастырь приехали два красноармейца и один офицер. Они вывели сестер в балку и те сестры, которые находились в обители были убиты. Сестры, которые находились на подворье в Царицыне, разошлись. Судьба их была такая же, как и у сестер обителей по всей России. Кто-то был в ссылке, а по возвращению жил возле обители, продолжая нести служение. Как рассказывают жители Дубовки, их бабушки приютили у себя монахинь, которые тайно совершали служение.

В 1991 году началась передача   зданий монастырю. Сначала были отданы две комнатки. В одной сестры жили, а в другой, которая была метр на два совершали служение. Приезжал батюшка. Первые сестры претерпели много разных трудностей. Здесь еще был интернат, сюда ссылали неблагополучных жителей Дубовского района. В таком окружении они находились. Но милостью Божией все восстанавливается.

Храм, в котором мы сейчас находимся сохранился. Он был соединен  с корпусом и его разрушить было не просто. Здесь находился клуб. Во времена интерната на алтаре был экран, а где клирос – располагалась кинобудка. Здесь смотрели кино. Поэтому храм так сильно не пострадал.

Пока это главный храм монастыря, но есть такие чаяния, что будет восстановлен Вознесенский собор. Первыми об этом заговорили наши прихожане. Мы об этом и помыслить не могли, потому, что это такое большое дело. Люди нас к этому сподвигают. Какие-то документы уже готовятся. Есть эскизный проект. Мы работаем в этом направлении.

У нас есть ковчег с частицами мощей, их более 30. Это и мощи святых Киево-Печерских, и Матроны Московской, святителя Феофана Затворника, Иоасафа Белгородского, святителя Луки Войно-Ясенецкого, великой княгини Елисаветы. Главная святыня нашего монастыря икона Тихвинской Божией Матери.

Сейчас более спокойный период в жизни монастыря, но на нашей территории проживает еще четыре семьи. Десять семей мы сами расселяли, это были очень большие трудности. Но и помощь Божия была большая. Без помощи Божией это было бы невозможно.

Наша местность расположена близко к городу, но мы и при этом чувствуем уединение. Это уединение не просто территориальное. Святая обитель – это стены и внешние, и внутренние. Попадая на территорию обители чувствуешь совершенно другое пространство благодаря благодати Божией и молитвам сестер, которые здесь пребывают, и молитвам новомучениц, их имена мы не знаем. Покров Господа и Божией Матери ощущают и верующие, которые сюда приходят.

На фото монастырь в наши дни

 

(176)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели