В Волгограде этой осенью пройдет вечер памяти трех святителей

Это митрополит Гурий (Егоров), митрополит Иоанн (Вендланд) и архиепископ Пимен (Хмелевский). Все они в разное время служили на нашей земле. Царицынская-Сталинградская-Волгоградская епархия не раз меняла названия и границы. В ее пределах в разное время и в разном статусе служили прекрасные пастыри. Эти трое из их числа.

В числе прочих есть и такая нить, которая связывает святителей с нашей землей крепкими узами. Тянется она к митрополиту Герману (Тимофееву)  и митрополиту Феодору (Казанову), к архиерею на покое и правящему архиерею. Оба они чада духовной семьи, основателем которой был митрополит Гурий. Только если Владыка Герман младший сын в этой семье, то Владыка Феодор уже внук. Так Богу было угодно собрать на Волгоградской земле разные поколения одной духовной семьи, которые приняли и несут ее заветы.

Мы попросили владыку Германа рассказать, как все начиналось.

— А начиналось все в Ташкенте. Владыка Гурий (Егоров) вначале служил архимандритом в церкви во имя святого благоверного великого князя Александра Невского. В 1946 году состоялась его хиротония во епископа Ташкентского и Среднеазиатского. Это была очень большая епархия. В нее входило четыре республики: Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан. Во время войны на этой огромной территории было всего несколько храмов, а при владыке Гурии их число увеличилось до 66.

Владыка привлек меня, тогда еще подростка, к архиерейским богослужениям. Я был его иподьяконом. Вместе со мной Владыке прислуживал приезжавший в Ташкент из Ленинграда такой же как я подросток Сережа Зегжда. Много лет спустя он часто бывал в   Волгограде. Работал над книгой об Александро-Невском братстве. Останавливался Сергей Андреевич у меня. Он стал доктором математических наук, профессором Санкт-Петербургского университета. Он очень горел этой темой, мог работать ночами на пролет.

— А как служил Владыка Гурий? Митрополит Иоанн (Вендланд) вспоминал, что в монашестве владыка Гурий искал, прежде всего, молитвенного общения с Богом через Иисусову молитву и правильное, уставное совершение богослужения. Он не был противником некоторого сокращения службы, но всегда стремился к тому, чтобы богослужение сохраняло свою структуру и вселяло в души молящихся смысл и красоту своего содержания.

Владыка Гурий в Средней Азии

— Мне было еще мало лет, и, конечно, тогда я не мог оценивать службу с таких высоких позиций. Но хорошо помню, что служил епископ Гурий очень торжественно. Приходило много молящихся, кафедральный собор в Ташкенте был переполнен. Запомнилось, что на Литургию приезжал он заранее, присутствовал на чтении часов. На Пасху служили и в соборе, и на помосте под открытым небом. Владыка Гурий был очень любвеобильным архиереем, милостивым, снисходительным к человеческим слабостям. А еще он был поучительным. От слова учитель.  Он был очень обаятельный человек, — вспоминает митрополит Герман. — Исключительно внимательно относился к людям. Он очень любил природу, часто выезжал за город. Собственно, эти выезды начались еще когда отец Гурий находился на полулегальном положении. Вместе со своими духовными чадами он участвовал в геологических экспедициях, возглавлял которые геолог, тайный монах Константин Вендланд.

— Владыка, а кого еще из тех, кто жил и служил в Ташкенте после войны вы запомнили?

— Ну, конечно, будущего митрополита Иоанна (Вендланда). Он был геолог, тайный иеромонах. А затем вышел на открытое служение Церкви, стал известным архиереем. Конечно, тесные узы меня связывали с архиепископом Михеем (Хархаровым). С ним мы часто встречались, когда оба уже были архиереями. Я приезжал к нему в Ярославль незадолго до его кончины.

Мы упомянули книгу «Александро-Невское братство», которая увидела свет несколько лет назад, и сегодня является наиболее полной энциклопедией этого удивительного явления в истории нашей  Церкви. Благословил создание Александро-Невского братства священномученик митрополит Вениамин Петроградский (Казанский). В Ташкенте жили несколько матушек, участниц этого братства, приехавших к отцу Гурию из Ленинграда. Это были Вера Николаевна Киселева (инокиня Вера), Ольга Осиповна Костецкая (монахиня Макария), Евгения Сергеевна Миллер (инокиня Евгения). Я тоже знал их. Их духовно окормлял архимандрит Борис (Холчев), замечательный служитель церкви Христовой. Вот такие люди жили в далеких от столиц местах, которые кто-то может быть воспринимал как беспросветную глушь.

При владыке Гурии издавался Информационный бюллетень по Среднеазиатской епархии. Это был машинописный текст в простеньком бумажном переплете. Выходили бюллетени отдельными выпусками, по которым можно проследить хронику служб и деятельности не только владыки Гурия, но и священников, сослуживших ему. Сегодня эти выцветшие листики на вес золота. Они не только рассказывают о событиях 70-летней давности, но и погружают нас в атмосферу того времени, которое невозможно повторить.

Вот как   протодиакон Михей (Хархаров), будущий архиепископ Ярославский и Ростовский описывал поездку в 1948 году преосвященного Гурию в Фергану.

«Получив приглашение от священнослужителей и верующих города Ферганы посетить их город на Рождественских праздниках, Владыка выехал из Ташкента 9 января вечером. Прибыв в Фергану Владыка, едва успев привести себя в порядок после путешествия по железной дороге поспешил в храм, ко всенощной.

В переполненном несмотря на туманную и грязную погоду храме, Владыку приветствовал второй священник. В своей речи о. Стефан (Никитин, будущий епископ Можайский, викарий Московской епархии – ред.) отметил, что верующие Ферганы ждали своего Архипастыря, как учителя, носителя благодати и источник духовного утешения, подобно тому, как некогда св. апостола ждали после вознесения Господня Св. Духа учителя и утешителя их.

Затем в Сергиевском храме была отслужена всенощная. Торжество несколько омрачилось ошибками уставного порядка, допущенными духовенством, и неудовлетворительным исполнением некоторых песнопений правым хором, руководимым В.А. Носовым.

Гораздо более приятное и молитвенное впечатление составлял левый хор, руководимый В.Н. Киселевой. В молитвословиях, исполненных левым хором, чувствовалась слаженность и большая работа его руководительницы.

За всенощным бдением Владыкою было сказано слово на Рождественскую тему.

Из церкви Владыку после всенощной провожала большая толпа народа. В ночной мгле по грязной неровной дороге дрожки доставили Владыку в светлый и уютный домик гостеприимной четы Кочергиных.

На другой день в воскресенье (неделя по Рождеству) Преосвященный Епископ Гурий совершил Божественную литургию в сослужении, как и за всенощной, двух местных священников.

Хор пел лучше вчерашнего, но все же весьма неудовлетворительно все это снижало молитвенное настроение и умаляло значение церковного торжества по случаю приезда Епископа. После обеда Владыка снова говорил на Рождественскую тему.

Затем настоятель храма, благочинный, протоиерей Александр Дмитриев обратился с речью к Владыке, отметив, как тогда к пастырям «стрегущим стадо свое  явился Ангел-благовестник, так и ныне к пастырям Ферганским,  стрегущим свое словесное стадо, прибыл Епископ, как Ангел небесный».

«Благовествуй же нам радость велию», — обратился оратор к Архипастырю.

Владыка Гурий незадолго до смерти. Крым.

Отметил также о. Александр, ту любовь и заботу, с которой Владыко Гурий относится к Фергане и ферганцам, и засвидетельствовал любовь и преданность ферганской паствы своему Благостному Епископу.

В своем ответе о. настоятелю Владыко сказал: «как вся Средняя Азия гордится и хвалится Ферганой, ее плодородием, богатством зелени, прекрасным климатом, так и мне хотелось бы хвалиться ею – ее налаженностью в церковном отношении, стройным пением за благолепным богослужением, но, к сожалению, пока, здесь еще имеются недостатки».

Вечером перед вечерней, Епископ осматривал все церковные помещения и давал надлежащие указания. Владыка указал на неуместность нагромождения на стенах храма мелких бумажных картинок со священными изображениями, на неудобство и опасность в пожарном отношении гирлянд, бумажных цветов у икон и на грубость и неуместность освещения храма неудачно размещенными электрическими лампочками разных цветов.

Владыка дал совет пригласить художника из епархиальной мастерской и поручить роспись храма и иконостаса.

В 5 часов вечера Владыка служил вечерню с молебном и акафистом преп. Сергию Радонежскому. Припев к акафисту под руководством Владыки пел весь народ, напевом, принятым в Троице-Сергиевой Лавре у раки преподобного Сергия.

Акафист прошел умилительно и задушевно и создал у верующих настроение, затушевавшее те неприятные впечатления, которые создались в результате нестройного пения за предыдущими службами.

После молебна Владыка поделился воспоминаниями о днях, проведенных им в Троицко-Сергиевской Лавре.

На другой день, в понедельник, Преосвященный Гурий посетил кладбище, а затем провел совещание с членами Церковного Совета, проверив книги все и формы отчетности и дав ряд принципиальных и практических указаний для правильного ведения церковной отчетности.                           Протодиакон       Михей.

— Я очень многим обязан владыке Гурию, — завершил наш разговор митрополит Герман. — Он дал мне путевку в жизнь, а когда его перевели в Саратов, я остался в Ташкенте, заканчивал в школу. В 1955 году поступил в Саратовскую, затем в Ленинградскую духовную семинарию.  После службы в армии ненадолго вернулся в Ташкент, работал в епархиальном управлении. В мою жизнь вошли уже другие архиереи. Но первым, определившем мое будущее был владыка Гурий.

Подготовила Эльвира Меженная

(225)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели