Памяти Сергея Андреевича Зегжды — ученого, духовного писателя и богослова

Этот замечательный человек из Санкт -Петербурга, известный математик, историк Русской Православной Церкви последние годы своей жизни был тесно связан с Волгоградом. В течение нескольких лет он каждое лето приезжал к своему другу митрополиту Герману, и писал здесь книги. Сергей Андреевич и митрополит Герман были знакомы с детства. А познакомились они в Ташкенте у митрополита Гурия (Егорова), войдя в его духовную семью. В Волгограде Сергеем Андреевичем было написано и издано с участием Волгоградской епархии несколько книг об этой духовной семье.

В настоящее время их дело продолжает митрополит Волгоградский и Камышинский Феодор. Под его руководством собираются материалы о членах Александро-Невского братства, издаются новые книги. Сегодня мы публикуем статью, написанную в год кончины Сергея Андреевича Зегжды.

Источник: pravoslavie.ru 

1 октября 2015 г., скончался замечательный учёный и человек, последний член старого Александро-Невского братства, доктор математических наук, профессор математико-механического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, богослов и духовный писатель Сергей Андреевич Зегжда. Мы попросили поделиться воспоминаниями о Сергее Андреевиче диакона Владимира Василика, который близко его знал.

Жизнь Сергея Андреевича Зегжды действительно необычайна. Его отец Андрей Зегжда и мать Варвара Сергеевна, урожденная Заспелова, познакомились благодаря Александро-Невскому братству, к которому оба принадлежали с 1920-х годов. Отец Сергея Андреевича пал жертвой незаконных репрессий в 1937 году. Мать еще в молодости была знакома с митрополитом Петроградским Вениамином и на всю жизнь запомнила, как получила его благословение. Мне довелось слышать рассказы Варвары Сергеевны о владыке Вениамине, и из них возникал удивительный образ Петроградского священномученика — простого, доступного, сердечного, молитвенного и радостного. Тетушка Сергея Андреевича — монахиня Сергия (в миру Анастасия Сергеевна Заспелова) — принадлежала к Петергофскому сестричеству преподобного Серафима Саровского[1], которое возродилось после того, как изгнали сестер подворья Серафимо-Дивеевской пустыни. В 1933 году отец Варсонофий и сестры были арестованы и сосланы в Казахстан. Сохранились рассказы о том, как во время пересылки по этапу сестры наизусть пели службу Благовещения. Конвойные кричали на них, заставляя замолчать, но сестры отвечали им: «За это мы и идем в ссылку. Не мешайте нам молиться».

Сергей Андреевич рос в духовной молитвенной обстановке. Он познал тяготы войны и бедствия эвакуации. В 1945 году, будучи отроком, он запомнил приезд митрополита Гор Ливанских Илии и его рассказ о явлении ему Пресвятой Богородицы. В детстве Сергей Андреевич был слабого здоровья и болел туберкулезом. Его выручил владыка Гурий (Егоров)[2], который пригласил его в Крым на излечение. Духовное окормление владыки Гурия было очень важным для Сергея Андреевича, и уже в наше время он хлопотал о его канонизации — пока, к сожалению, безрезультатно.

Сергей Андреевич поступил на математико-механический факультет Ленинградского государственного университета, который и окончил в 1958 г. по специальности «механика». Зегжда хранил православную веру и в школе, и в университете, в котором отлично учился, а затем и работал практически всю свою жизнь. Он вспоминал, что Сам Господь хранил и избавлял его от искусительных ситуаций: то от ненужных собраний, то от соблазнительных вопросов на экзаменах по научному коммунизму и научному атеизму. Сергей Андреевич не напрашивался на опасности, но и не уходил от них. Достаточно сказать, что на всем курсе он был единственным не комсомольцем. Для того времени это был подвиг. Однажды, будучи в Псково-Печерском монастыре, он столкнулся со слежкой и допросом со стороны сотрудника КГБ. Однако Господь защитил его, и всё обошлось без последствий. Можно сказать, что вся жизнь Сергея Андреевича была под особым Божиим покровом.

Однокурсники и коллеги вспоминали о нем, как о человеке очень доброжелательном, скромном и необычном. У него был дар утешать ближних и обустраивать их жизнь и быт. Особенно хорошо было ездить с С.А. Зегждой в командировки: его коллеги знали, что они всегда будут сыты и обустроены, и это притом, что сам Сергей Андреевич был человеком «не от мира сего».

Профессор С.А. Зегжда стал крупным учёным[3] в области неголономной механики и теории удара. Им опубликовано свыше 70 печатных работ, в том числе две монографии. Как математик он сделал ряд выдающихся открытий, и многие коллеги и ученики помнят его как мудрого и внимательного наставника, благожелательного сотрудника.

Но нам гораздо важнее его духовная миссия.

Сергей Андреевич был духовным чадом владыки Гурия (Егорова), прибегал к советам последних Валаамских старцев и близко общался со всеми членами Александро-Невского братства. После смерти Владыки Гурия его духовным отцом стал архимандрит Кирилл (Павлов).

В 1960–80-е годы Сергей Андреевич Зегжда стал в некотором роде духовным наставником для университетской и не только молодежи. Сам он не завел семью, но воспитывал детей своих близких и друзей в духе Православия, давал им уроки Закона Божия, рассказывал о Новомучениках и Исповедниках Российских, приобщал к православной вере. При этом он делал это совершенно ненавязчиво, с большой любовью. Он умел расположить к себе юных слушателей. После литургии в Никольском соборе или Покровской Церкви в Мариенбурге они отправлялись к нему на квартиру — вначале на Васильевском острове, затем в Петергофе. Ранней осенью и поздней весной Сергей Андреевич не упускал случая прокатить своих юных слушателей на лодках в Гатчине или Петергофе. Затем следовало радостное и обильное застолье, на котором зимой могла появиться клубника или дыня из Самарканда. После начиналась беседа. Говорил Сергей Андреевич просто, глубоко и искренне — доступным и для умудренного жизнью профессора, и для первоклассника языком. Удивительны были его рассказы о святителях Иннокентии Московском и Вениамине Петроградском. Эти живые образы святости сами собою врезались в душу молодых людей. Сергей Андреевич учил вчитываться в тексты молитв, канонов, вдохновенно рассказывал о Постной Триоди, которую особенно любил.

Но часто образы святости являлись в небольшой квартире Сергея Андреевича очевидно и зримо.

В 1970-е годы к нему приезжал один из столпов Александро-Невского братства архимандрит Серафим (Суторихин), который был арестован в 1932 г., в лагере стал инвалидом, а после отпущения на свободу долгие годы служил в Самарканде, где стяжал уважение не только православных жителей, но и мусульман. После его кончины на его могиле в Самарканде стали совершаться чудеса и исцеления. Также Сергей Андреевич, его мама и тетушка поддерживали духовное общение с владыкой Михеем (Хархаровым), архиепископом Ярославским, добрым пастырем, готовым душу свою положить за овцы своя, образцом простоты и любви. Знакомы ему были и духовные чада отца Всеволода Шпиллера, в частности, будущие отцы Владимир Воробьев и Александр Щелкачев.Частым гостем в квартире у Зегжд был протоиерей Никольского собора Николай Кузьмин — фронтовик, удивительно скромный, доброжелательный и духовно проницательный человек. Из священства, посещавшего Сергея Андреевича, можно упомянуть протоиереев Иоанна Тихомирова и Иоанна Варламова, долгие годы служившего в Троицком соборе Александро-Невской лавры и отмеченного особой силой молитв за болящих. Общался Сергей Андреевич также и с духоносным священником Покровской Мариенбургской церкви отцом Петром Белавским, духовником Святейшего Патриарха Пимена.

Многие из воспитанников Сергея Андреевича стали в дальнейшем священнослужителями, в том числе и архиереями. Сокровенное делание Сергея Андреевича не ограничивалось этим. Его духовного совета спрашивали не только миряне и священники, но и епископы. Ему приходилось выступать советчиком, а иногда и третейским судьей в очень сложных духовных ситуациях. Он особо не любил об этом распространяться и часто повторял выражение святителя Игнатия (Брянчанинова) о праведниках последних времен, которые «благополучно сокроют себя от людей». Это служение давалось ему огромным трудом и молитвой, и для окружающих этот труд был почти незаметен. Сергей Андреевич всегда был спокоен и радостен несмотря на крест одиночества после кончины своей горячо любимой мамы Варвары Сергеевны.

Последние годы Зегжда посвятил написанию и изданию не только своих механико-математических трудов, но и духовных книг. Одной из первых он издал кандидатскую диссертацию игумена Варсонофия (Веревкина) «Учение о молитве по Добротолюбию». Следующей стала его собственная книга о священномученике Иннокентии (Тихонове), архиепископе Винницком. Его книга «Александро-Невское братство» в высшей степени значима. Предисловие к ней написал митрополит Волгоградский и Камышинский Герман, который также был связан с братством и постоянно помогал Сергею Андреевичу. В этой книге С.А. Зегжда рассказывает не только о внешней истории братства и отдельных его членов, но прежде всего о духовном пути братчиков.

Его предсмертное завещание — книга о священномученике Вениамине Петроградском. На мой взгляд, это лучшее из всего, что написано о святителе Вениамине, поскольку в своем труде Сергей Андреевич раскрыл не только внешние обстоятельства жизни Владыки, но и его духовный подвиг и учение о внутренней молитве, которую святитель являл в своей жизни даже до смерти. Во многом благодаря Зегжде был опубликован подлинный текст предсмертного письма владыки Вениамина.

В нем был дар духовного утешения и прозорливости, который временами проявлялся с необычайной силой. Вспоминаю встречу с ним в апреле 2014 года. Тогда я был под впечатлением от присоединения Крыма, пребывал в некоей эйфории и в беседе с Сергеем Андреевичем стал рисовать перспективы воссоединения Украины с Россией. На это он только покачал головой и сказал: «Крови много прольется». Что и сбылось: 50 тысяч одних убитых. И это только один из примеров его прозорливости.

Последние два месяца своей жизни Сергей Андреевич очень тяжело болел, при этом держался очень мужественно, постоянно исповедовался и причащался Святых Христовых Тайн. Последний раз духовник Сергея Андреевича уже не стал его исповедовать, сказав: «Он совершенно очистился, ему нечего исповедовать». И его смерть стала истинно христианской — покаянной, безболезненной, непостыдной, мирной. На его погребение прибыло 8 священников, 3 диакона и более 100 мирян, съехавшихся из Москвы, Ярославля, Крыма и других городов и регионов России. Похоронили Сергия Андреевича на Петергофском кладбище рядом с мамой и тетушкой.

Его уход стал для всех нас большой потерей, ибо ушел настоящий подвижник благочестия, а по большому счету — старец и хранитель памяти о Новомучениках и Исповедниках Российских. И мы веруем, что Господь принял раба Своего Сергия в Свои небесные обители. Царство ему Небесное!

[1] В 1920-е годы иеромонах Варсонофий (Веревкин) по благословению владыки Вениамина создал сестричество — петергофский филиал Александро-Невского братства, в которое Анастасия Сергеевна Заспелова, будущая монахиня Сергия, вступила в 1925 году.

[2] Митрополит Симферопольский и Крымский Гурий (Егоров) — замечательный подвижник благочестия XX века, один из организаторов Санкт-Петербургского Александро-Невского братства. Из-за своей активной миссионерской деятельности неоднократно арестовывался и сидел в лагерях. После открытия Троице-Сергиевой лавры в 1945 году стал первым ее наместником. В 1946 г. был хиротонисан во епископа Ташкентского и Среднеазиатского. Участник знаменитого Всеправославного Совещания 1948 г. в Москве. В дальнейшем сменил множество кафедр — в Саратове, Чернигове, Днепропетровске. Возглавлял Белорусскую митрополию. С 1960 г. стал митрополитом Ленинградским и Ладожским, постоянным членом Священного Синода. Во время хрущевских гонений на Церковь не подписал ни одного указа об увольнении священнослужителей. Закончил свою жизнь митрополитом Симферопольским и Крымским. Похоронен в Симферополе на Всехсвятском кладбище рядом с могилой святителя Луки (Войно-Ясенецкого).

[3] Под руководством заведующего лабораторией вибраций НИИ математики и механики Г.Н. Бухаринова Зегжда защитил кандидатскую диссертацию, а в 1988 г. — докторскую по той же проблематике. С 1959 г. он работал в НИИ математики и механики младшим научным сотрудником, инженером и старшим инженером, в 1966 г. вернулся на кафедру (ассистент, доцент), с 1989 г. работал в должности профессора Кафедры теоретической и прикладной механики. Профессор С.А. Зегжда был одним из соавторов учебника для университетов «Теоретическая механика», удостоенного Первой премии СПбГУ. В 2000 г. этот учебник был переиздан издательством «Высшая школа». С.А. Зегжде присвоено почетное звание «Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации» (1999), он награжден медалью «В память 300-летия Санкт-Петербурга» (2003). За безупречную работу и пребывание в стенах Университета в течение более 50 лет, большой вклад в подготовку научных кадров и развитие Университета С.А. Зегжда был награжден медалью «Санкт-Петербургский государственный университет».

Диакон Владимир Василик

(145)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели