Рождество в Царицыне, Сталинграде и Волгограде

В старину Рождество в захудалом Царицыне, многие жители которого специально бежали от пригляда государства на окраину, встречали довольно бурно. В 1717 году назначенный руководителем  Царицынского  духовного приказа протопоп Воскресенской соборной церкви Кондрат Иларионов обратился с челобитной в астраханское архиепископство, в  которой извещал, что на  Пасху,  Рождество и  Богоявление  царицане  время «проводили в бесовских сонмищах, творили по дьявольской  прелести со смехотворением кощунства, между себя нарядясь, водили  бесовую кобылку.  В таких позорищах многие впадали в блуд». Конечно, это было, скорее всего, не проявлением языческих обычаев древней Руси, а просто элементом народной праздничной культуры.

Особую скорбь священника вызывало то, что к мирянам присоединялись молодые  попы, дьяки, монахи Троицкого монастыря.  В некоторых церквах  жертвенники в этот период днями оставались пустыми. Кондрат получил полномочия провести правеж среди священнослужителей, а также наказ из 24 пунктов, как увещевать людей. В нем говорилось: «Попам и дьякам, а также монахам в кабак не ходить и до  великого  пьянства не упиваться, и пьяным по улицам не валяться.  А  в  кабаках кто будет пойман и приведен будет, и на  него  за  первый  привод изымать пению 6 алтын и 4 деньги, за другой привод по 1 рублю, за третий привод 2 рубля 4 алтына и 2 деньги». Выше мы отмечали, что за год священник в Царицыне получал 8 рублей — понятно, что штраф, превышающий четверть годового жалованья, был весьма ощутимым. Но и это наказание не было последним. Далее в документе говорилось: «А если то не поможет, то сажать на цепь и по вине бить  плетьми,  а будет такое продолжаться, высылать их в  цепях  в  Астрахань  для правежа, где будет учинен жестокий наказ вплоть до  отлучения  от церкви».

Но времена и нравы постепенно становятся все более цивилизованными, да и Церкви удалось привести ко Христу основную часть населения нашего края и оторвать их от языческих обычаев. Практически все горожане на праздник Рождества приходили помолиться в храм. А на встречу к ним в дома верующих шли после службы священнослужители. С юга от Скорбященского храма на  одноимённой площади в дни Рождества устраивались балаганы и качели.

На Рождество Общество трезвости во имя святителя и чудотворца Николая собирало семейные чайные вечера с чтением и пением хора, давало благотворительные концерты. Для детей из бедных семей купцы устраивали благотворительные рождественские приемы, на которые многие приходили и по нескольку раз. Тогда, после традиционного хоровода, было принято украшать елки сладостями и конфетами в ярких обертках и отдавать их малышам на «разграбление». После чего елку снова наряжали орехами, фруктами, пряниками и прочими вкусностями. Стеклянные игрушки тогда стоили дорого, и их было очень мало.

Особенно славились своими рождественскими вечерами представления в особняке известного царицынского купца Александра Репникова, где обязательно устраивался так называемый вертеп – сказочное представление с использованием кукол, изображающих Святое семейство, библейского царя Ирода и волхвов, пришедших поклониться в пещеру к родившемуся Спасителю мира.

С приходом коммунистов к власти отношение к новогодним праздникам резко изменилось. Организатор царицынского комсомола П. Феоктистов вспоминал про свою работу в 1920 г. в Заполотновском районе Царицына: «горисполком предоставил новое помещение бывшего Илиодоровского монастыря. Силами комсомольцев монастырь переоборудовали и приспособили к массовым мероприятиям и кружковой работе. Популярностью пользовались диспуты, на которые приглашали специалистов-антирелигиозников, антирождественские, антипасхальные костюмированные карнавалы».

Бывший учащийся Царицынской школы по изучению марксизма М.М. Ермилов вспоминал: «В 1921-1924 годах большой размах приняла антирелигиозная деятельность комсомольцев. Устраивались антирелигиозные карнавальные шествия и  антирелигиозные диспуты. Помню в декабре 1921 года, в ночь под рождество, комсомольцы города с факелами в маскарадных костюмах, взятых напрокат в нардоме, собрались за полотном железной дороги возле Иллиадоровского монастыря, и оттуда по улицам двинулось карнавальное шествие. Песни, музыка, веселье раздавалось по заснеженным, морозным улицам и площадям города: «Долой, долой монахов, раввинов и попов, мы на небо залезем, разгоним всех богов!»

Пели и частушки на злобу дня, главным образом антирелигиозного содержания. Это был первый опыт массовой антирелигиозной демонстрации. Такие карнавалы потом нередко устраивались».

Так, например, вечером 6 января 1923 г. ряженая молодежь, решив дать бой Рождеству, направилась из клубов к Свято-Духову монастырю. Отсюда они с факелами, оркестрами, звездами пошли к действующим еще храмам, разыгрывая карнавал «Выезд богов» и показывая пантомиму «Освобождение истины» возле них.

Постепенно давление усиливалось. В 1926 году на партийной конференции в городе Тула коммунисты решили заменить христианский праздник Рождества Христова на комсомольское рождество. Тогда вышла специальная брошюра «Комсомольское Рождество» со сценариями праздника, где фигуры ангелов были заменены красными звездами.

В газетах начали называть Рождество и елку – «прихотями буржуазии». Но простой народ, особенно в деревне, продолжал его праздновать. Вот выдержки одного из писем 1929 года с Кубани, посланного к родственникам в эмиграции: «И детишек тоже обидели – елочки совсем запретили. В прошлом году хоть и запрещали рубить деревца, да в город знакомые станичане потихоньку возили, а теперь никак нельзя – штрафы большие и тюрьмой грозят. Все тоже антирелигиозное, даже в магазинах запрещено продавать елочные украшения и в витринах выставлять…».

В 1929 году Нижне-Волжский краевой отдел народного образования даже выпустил «Рабочую книгу по математике для 3-го года обучения в сельской школе Нижнего Поволжья». В ней школьникам давались примерно такие задачи: «Особенно возрастает пьянство в дни религиозных праздников. В одной деревне на праздник рождества выпили водки на 7 000 рублей. Как можно было бы израсходовать деньги с пользой для деревни?».

Или вот, например, задача для устного счета: «Вместе с пьянством в дни религиозных праздников увеличивается в деревне хулиганство, драки и другие несчастные случаи. Вот данные по одной из деревень:

случаев пьянства и хулиганства в обычные дни: 1-2; в дни религиозных праздников: 12-16. Во сколько раз хулиганства больше в дни религиозных праздников, чем в обычные дни? Узнайте о том же в вашей деревне».

Как видим, во всех безобразиях атеистами объявлялась виновной Церковь и христиане, всегда выступавшие против алкогольного дурмана, а не хулиганы и бездельники.

В сталинградских газетах также появлялись статьи против православных праздников, елки и Деда Мороза. И только в 1935 г. советские функционеры решили оставить елку в покое.

За что же коммунисты так ополчились на Деда Мороза?  А за то, что прообразом всех Дедов Морозов являлся святой Николай Чудотворец, принадлежавший своим рождением ещё к III веку от Р.Х. и ставший в младых летах епископом города Мира в Ликии (юго-запад Малой Азии). История приписывает ему чудесное спасение бедняков, оказавшихся в безвыходной ситуации, заступничество перед Богом за невинно осужденных, спасение путешествующих и утопающих, больных и школяров. Святой умер 6 декабря 310 или 312 года, и мощи его оказались разбросаны по всему свету. Часть сейчас хранится в храме, называемом у турков «Баба Ноэль Килизе» («Церковь Деда Мороза»), а один палец в 11 веке был привезён итальянскими купцами в  город Бари.   Фигура этого святого быстро стала популярной в Европе, а вскоре и в Америке среди первых переселенцев. В декабре 1822 году ещё до написания Гансом Христианом Андерсеном «Снежной королевы» американский профессор Клемент Кларк Мур создал поэму «Приход святого Николая». Так, что получается, мы сейчас празднуем 197 лет литературной версии Деда Мороза, любящей подбрасывать бедным кошельки через камины, а детям набивать чулки сладостями.

Всё ближе и ближе становятся дорогие сердцу каждого человека праздники — Новый год и Рождество Христово. Вспоминается и основательно забытое в годы богоборческой власти  духовное содержание этих дней. В мире существует потрясающий  винегрет из американских Санта-Клаусов, французских Пер Ноэлей, итальянских Баббо Натале, немецких Рупрехтов и т.п. Каждая страна теперь считает себя местом рождения истинного Деда Мороза, сочиняя легенды о его происхождении и даже придумывая волшебному Деду адреса.

Самый почитаемый на Руси святой, покровитель моряков и всех остальных путников, крестьян и школяров, больных и нуждающихся, чудесным образом проявил себя и в дни Сталинградской битвы. Вот эта рождественская история сравнительно недавнего времени, рассказанная нам в 2002 году жителем села Рынок (ныне территория поселка ГЭС) Владимиром Яковлевичем Сидельниковым:

Мой отец до войны работал возчиком, он был верующим человеком, и накануне взрыва в 1932 году кафедрального собора св. Александра Невского, привёз на телеге домой огромную чугунную икону Николая Чудотворца, спасённую им из храма. Сперва, невзирая на годы богоборчества, верующие хотели поставить её  на  Захарушкином роднике, но это им не удалось.  Икона хранилась в погребице до прихода войны. Вставшие на острие фашистского прорыва к Волге наши солдаты и ополченцы положили икону святого Николая на амбразуру, закрыв ею пулемётное гнездо. А после победы под Сталинградом я взял икону к себе, потом покрасил её серебрянкой и поставил в кухне. Направленный на курсы сапёров во Всеобуч, я, тогда 16-летний мальчишка «боец-минёр», в 1944-45 годах прошёл целым многие  километры минных полей. Нас называли «смертниками», и даже паёк на день давали зараз весь, так что остальные завидовали такой кормёжке.  Почти на коленках я прополз всю Латошинку, Мамаев курган, прощупал каждую горсть земли, мины и снаряды вывозили возами. Во время фронта все молились. Отец перед трапезой всё время крестился на икону. А после его смерти в  1983 году она исчезла.

А вот теперь рождественская история продолжается. Частица мощей святителя Николая Чудотворца теперь постоянно находятся в храме преподобного Сергия Радонежского г. Волгограда на улице Пархоменко. В 2009 году Фрибургский университет (Швейцария) торжественно передал сюда на вечное хранение эту святыню. Фрибургу же ее вручил 500 лет назад римский папа Юлий в знак подтверждения статуса вольного города. Здесь часть руки Николая Чудотворца залили в серебро и сделали главной городской реликвией. В 2006 г. митрополит Минский и Белорусский Филарет просил передать частицу мощей святителя в Минск, но когда ее стали отделять, то вместе с запланированной случайно откололась еще маленькая  частица. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл благословил этот дар нашему городу.

Сергей Иванов

историк-краевед, кандидат философских наук

 

(94)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели