Свято-Духовский монастырь в годы Великой Отечественной войны

В результате многолетних поисков сотрудникам епархии удалось найти массу свидетельств и документов по истории обители в советские годы. Так, профессор В.И. Мамонтов в 30 — 40-х годах жил прямо напротив нее по ул. Невская. Он вспоминал, что к его маме постоянно приходили женщины, одетые как монахини. Они тайно крестили детей, отпевали умерших и совершали другие обряды.

С наступлением военного времени в обители заработали ремонтные мастерские. По воспоминаниям старожилов Надежды Михайловны и Геннадия Васильевича Самойленко, в монастыре какое-то время располагался военный госпиталь. Другой старожил, Евгения Рудыкина-Жорова также рассказывала, что в подвалах обители «осталась небольшая группа женщин. Среди них были и старые монашки, когда-то обитавшие в кельях монастыря. Когда немцы бомбили город, люди собирались в подземных катакомбах своей святыни, молились Богу, надеясь на спасение. Немцы, заняв эту часть города, не осмелились их выгнать… Когда фашисты оказались в «котле» Сталинграда, к монашкам часто пробирались местные жители, знавшие об их существовании – те, кому нужна была их духовная поддержка. Нескольких раненых бойцов и жителей города они спасли, оказывая посильную медицинскую помощь. Старшую из них звали «матушкой Ганей» (ее имя в миру стерло время). В подвале был незатейливый иконостас, который мне удалось увидеть в 1943 году, когда моя бабушка повела показать меня Гане. В самые трудные для города дни бабушка сидела с монашками в Илиодоровом монастыре, благо жила недалеко, на улице Погроменской». О «матушке Гане», к сожалению, больше ничего не известно. Она окормляла пострадавших от войны людей, учила их молиться, переписывала с ними молитвы, скручивала из тряпочек свечи.

После страшных августовских бомбежек 1942 г., в пламени которых сгорели все магазины и столовые, городской комитет обороны принял решение: «утвердить следующие пункты снабжения и питания населения г. Сталинграда: … по Дзержинскому району … площадь им. 8 марта (бывший монастырь)». Интересно, что одной из исполнительниц этого распоряжения была Александра Черкасова, развозившая мешки с продуктами по Дзержинскому району. Именно эта женщина, ставшая потом известной на всю страну как основатель народного движения восстановления Сталинграда, устраивала пункт снабжения в монастыре.

В записке УНКВД «О положении в г. Сталинграде в период его частичной оккупации и после изгнания оккупантов» говорится: «Церкви, за исключением двух – одной на Дар-Горе и другой в центральной части города, в бывшем Илиодоровском монастыре – не открывались». О служащих здесь в это нелегкое время ничего не известно.

Переждав страшные бомбежки, верующие разошлись отсюда, унося с собой иконы. Одна из икон Божией Матери, молитвослов, Псалтирь, молитвы на бумажных листах — все это представлено сегодня в экспозиции музея-панорамы «Сталинградская битва». В помещениях огромной обители во время Сталинградских боев располагались различные фашистские  учреждения. Так, согласно разведывательной сводке № 10 УНКВД Сталинградской области «В помещениях Красных казарм размещен полевой госпиталь, за полотном железной дороги, в церкви, выходящей на Невскую улицу, склад боеприпасов». По воспоминаниям юного сталинградского разведчика Н.В. Орлова, в подвалах Свято-Духова монастыря уже после окончания битвы он обнаружил склад различного армейского имущества (телефонные аппараты, кабели и т.п.).

Также в обители был создан фашистский концлагерь. Сталинградец Евгений Сидоров, живший на ул. Камской недалеко от Свято-Духова монастыря был ранен примерно 29-30 августа 1942 г., а очнувшись «от сестры узнал, что идут бои на Медведицкой улице, а наша Камская уже занята немцами, и в Илиодоровом монастыре – лагерь военнопленных».  В первых числах октября полицаи и немцы начали сгонять всех прятавшихся по щелям жителей заполотновской части в колонну. От железной дороги они пошли к бывшей обители: «Проходя мимо Илиодорова монастыря, колонна непроизвольно прибавила шаг, чтобы пройти быстрее это место, где уже находились наши военнопленные и разместилась немецкая жандармерия».

Попавший сюда Ю.Н. Панченко пишет в своих воспоминаниях: «Широкий монастырский двор был огорожен высокой каменной стеной, опутанной поверху колючей проволокой. У ворот караулка…. С тыльной стороны двора находились монастырские кельи. Все они были сожжены. Ни в одном из этих каменных мешков не было ни дверей, ни оконных рам, ни пола. Одни голые ниши. В этих промерзших, покрытых инеем каменных гробах, на полу, застланном черной гнилой соломой, плотно прижавшись спинами, сидели люди. Голодные, продрогшие и больные. Припорошенные снегом и землей, они были такие же черные, как закопченные стены монастыря». Их выгоняли отсюда на различные работы, а напротив обители в теплом здании 3-го Дома Советов сидели работники немецкой комендатуры.

Но вот фашистов разбили, и город начал постепенно возвращаться к мирной жизни. Требовалось срочно организовать уборку трупов с улиц в целях предотвращения эпидемии. Для этого в конце февраля 1943 г. привлекли специальную автоколонну. В фондах Государственного архива Волгоградской области сохранилось решение Исполнительного Комитета Сталинградского Городского совета депутатов трудящихся за № 9 от 31 мая 1943 г. «О размещении Автоспецколонны Исполкома Облсовета». В нем говорится: «Исполком Горсовета решил: Для размещения Автоспецколонны Исполкома Облсовета предоставить помещение бывшей церкви и южного крыла корпуса быв. Илиодоровского монастыря. Поручить Дзержинскому Райсовету оформить предоставление этих помещений договором и отвести потребную земельную площадь для размещения ходового парка колонны».

2 июля 1943 г. было утверждено проектное задание на приспособление отводимых зданий под гараж и мастерские. В нем упоминается здание церкви площадью 837 кв. м, приспосабливаемое «под ремонтную базу с устройством 6-ти ремонтных ям. Одновременно предусмотреть размещение вспомогательных цехов по стене северной части здания… В восточной части (алтарь) разместить моторно-механический цех пл. 111 м² … В южном крыле (бывшие кельи) разместить по I-му этаже … По  II-му этажу разместить общежитие для личного состава колонны комнатной системы по 15-18 м² каждая. … С западной стороны здания предусмотреть открытую стоянку для автомашин вдоль бывшего здания протяжением 114 мет., на ширину 35 метр.».

19 марта 1943 г. Исполком Дзержинского районного совета депутатов трудящихся принял решение: «Отвести под учреждения помещение по району: … 2) 3-е отд. Р-К. милиции временно (Илиодоровском монастыре) и постоянно по Волховской № 18».

В другом протоколе райсовета от 19 июня 1945 г. опять упоминается обитель: «Исполком решил: … 4. Обязать всех руководителей предприятий и учреждений обеспечить организованный вывод к 9-ти часам утра 29-го июня с.г. к зданию Дзержинского РВК (Илиодоровский монастырь)».

Весной 1945 г. в Сталинград прибыла строительная рота под командованием В.С. Скворцова. Владимир Степанович вспоминал, что в полуразрушенной обители помещались Дзержинский райвоенкомат, райпищеторг, 3-е отделение милиции и множество частных лиц. Всех их выселили и начали строить жилье для полка. По его словам, развалины монастыря возвышались до уровня 2-го этажа, а собор со стенами полутораметровой толщины уцелел (только без крыши), и его кирпич использовался ими для строительства. Правда, разбирать его было очень тяжело – крошился сам кирпич, но швы между кладкой не поддавались. В соборе сохранилась также часть росписей, и металлические не пробиваемые пулями ворота справа и слева от входа в него. Около ворот зияли глубокие провалы, вероятно, от подземных ходов. В.С. Скворцов обнаружил и один уже обрушившийся ход, ведущий в сторону Волги. Но лезть туда солдаты не рискнули и просто засыпали провал.

Итак, после войны монастырь был передан войсковой части № 12670. Военные провели ревизию состояния конструктивных элементов здания по Ладожской 51, и попросили разрешения разобрать монастырь, а на его месте построить новый дом. Руководство железнодорожного полка аргументировало свою просьбу тем, что здание пришло в ветхость, имеет неудовлетворительную планировку помещений, в нем нет вентиляционных каналов, деревянные конструкции поражены домовым грибком, под фундаментом находятся подземные ходы, назначение и конструкция которых неизвестны, что снижает прочность фундамента. Все это делало нецелесообразными затраты на восстановление и реконструкцию здания, поэтому в 1957 г. горисполком дал разрешение на разбирание зданий. Военные вскоре снесли полуразрушенные корпуса и храм. Вместо них на оставшемся фундаменте возвели трехэтажные здания.

Сохранились до нашего времени лишь остатки кирпичной кладки цокольной части алтаря храма под новыми строениями и в подвале кладка восточной стены келий и церкви. Катакомбы были засыпаны строительным мусором.

Примечательно, что обитель попала в список «Исторических мест обороны Сталинграда», подлежащих увековечиванию согласно решению Сталинградского Горкома ВКП(б) от 29 сентября 1944 г. Так, в этом документе есть «и) Илиодоровский монастырь – место уничтожения большой группировки немцев». Но памятной доски, в отличие от других подобных мест, здесь не поставили.

Историк-краевед, кандидат философских наук Сергей Иванов

(104)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели