Рука об руку по Небесной лестнице. К 75-летию Великой Победы

Те, кто вырос в нашем городе, с детства привык к особому почитанию темы Сталинграда. Музеи, улицы, литература и искусство, волжские берега, каждый клочок земли и даже сам воздух – все здесь пронизано памятью. Со времени тех огненных, страшных дней здесь, по пропитанной кровью земле, ходит уже четвертое и даже пятое поколение жителей. Моему поколению – поколению внуков Сталинграда – выпала особая участь. Мы не видели войны. Родились и выросли в красивом, величественном, светлом городе. Наши дедушки и бабушки, ветераны, были еще молоды и воспитывали нас. Они не любили говорить о войне, но жили тесной братской дружбой с однополчанами.

Моя бабушка каждый год 9 Мая ездила на встречу со старыми боевыми товарищами – они назначали встречу в этот день год от года в разных городах, где прошли их фронтовые пути, а в феврале неизменно собирались в Волгограде. Она приезжала и везде брала меня с собой. Сегодня мне кажется, что уже нет таких людей. Они были серьезными, сдержанными, немного суровыми, очень ответственными. Любили труд, ценили жизнь и друг друга. Их было много! Сейчас не осталось никого. Остались мы – те, кто вырос рядом с ними.

Да, мы росли без Бога. И, может быть, поэтому многое воспринимали неправильно. В том числе и эхо войны…

Когда я училась в младших классах, жила в центре города, недалеко от берега Волги. Из окна седьмого этажа видны были корабли, заволжские просторы, и каждое утро – красивый восход солнца с того берега. Но по ночам я со страхом просыпалась от каждого пролетающего самолета, а их было немало – как раз над нашим домом они поворачивали, брали курс на аэропорт и шли на посадку. Я боялась за свою кошку – в школе на еженедельной политинформации нас учили правилам поведения во время бомбежки. Меня волновало, что в убежище нельзя брать домашних животных… Боялась, что если вдруг бежать придется ночью, то не успею в спешке взять свою скрипку, поэтому держала ее под рукой, возле кровати. Ах, если бы знать тогда хотя бы девяностый псалом!

Мы думали, что Бога нет…

Мы вообще о Нем… не думали…

И вот теперь смотрю на ребяток из нашей воскресной школы и радуюсь за них. Они оптимистичны, жизнерадостны, не по-детски мудры. Беседовать с ними – одно удовольствие. Не все, конечно. Многое ведь зависит от родителей, а родители ведут себя по-разному. Кто-то надеется, что Церковь научит их детей самым главным истинам бытия. Приведут в воскресную школу и бегут по своим делам. А кто-то действительно старается быть с Господом, идет по жизни вместе с братьями-сестрами, живет, можно сказать, внутри Церкви, хотя и приходит туда только по выходным. Понятно, что и те, и другие все равно на более правильном пути, чем миллионы несчастных, носимых житейскими бурями по бушующему мирскому океану.

Глядя на правнуков, и даже праправнуков Сталинграда, за кого-то радуешься, а о ком-то сжимается сердце.

Ведь все начиналось незаметно. Потихоньку, без бомб и внешней агрессии, мощный народ «уснул». Кажется, что это похоже на колдовство. Тончайшая информационная обработка практически поставила народ в положение рабов. Вспоминаются пророки, которые возглашали на площадях… но их не слушали. И через какое-то время приходила кара свыше. Хочется кричать: «Люди! Дорогие! Проснитесь! Просто восстаньте от этой духовной спячки! Просто выключите свои гаджеты и начните же, наконец, жить! Посмотрите на небо, посмотрите друг на друга! Мир так прекрасен! А вам внушают, что все плохо. Вам внушают, что вы достойны большего».

Мы достойны, да. Большего, чем мерседесы и крузеры: свободы духа. Большего, чем комфортабельные апартаменты: Небесных Обителей!

За мишурой и показухой не видно Неба…

Мы напряженно следим за новостями, но нам не открываются истинные новости, потому что… нам некогда открыть Евангелие. И удивляемся, что нам плохо. Никто не умирает с голоду, никто не мерзнет без одежды… Но озлобленность, раздражительность, эгоизм пожирает и старых, и младых… Все чего-то боятся, всем страшно.

Вспоминаю своего соседа — деда Мишу. Он жил на моей улице, через дом. И этот самый уютный синий домик он построил своими руками сразу после войны. Он рассказывал, как они радовались тогда мирному небу, пению птиц. Уставшие, израненные и телом, и душой, они с энтузиазмом и ликованием восстанавливали город.

Михаил Петрович Воробьев был танкистом. Прошел всю войну до Берлина, был на Курской дуге. О своем боевом пути он рассказывал такие подробности, которые без ужаса и слез невозможно было слушать. Я специально водила к нему детей. Каким он был примером для нас! Ушел в вечность всего несколько лет назад, но до последнего мы видели его в пять утра в огороде – то листья сгребает, то огурцы подвязывает, то что-то подкрашивает – на своих-то больных, израненных в Берлине ногах…

Наши дома стоят на месте страшных боев, где, говорят, так и лежат в засыпанных оврагах и балках сотни юношей, почти мальчиков, курсантов, чьими именами названы наши улицы. Но тогда, после войны, эту землю нарезали на участки и раздали под строительство. Каждый строил, как мог. Михаил Петрович работал водителем, а после работы строил дом, сажал с женой огород. Сначала возвел небольшую летнюю кухоньку – она и по сей день стоит в углу их двора и видна из моего окна – и там с женой жил и строил уже настоящий дом в три окна. Все сами! Уж какие там могли быть жалобы на коммунальщиков, нехватку денег на ОБИ, или уж тем более, новый айфон или очередную машину! Конечно, не было супермаркетов, не было изобилия ярких оберток, сотен каналов, наперебой зовущих к удовольствиям…

А, может быть, в том и дело, что всего этого не было?

Было солнце, небо, земля, мир, доставшийся такой страшной ценой… но ведь… все это есть и сейчас!

Пока есть…

Видим ли, ценим ли, бережем? Наши взоры устремлены на миражи, на ценности, которые нам умело навязывают.

Но давайте подумаем. Ведь как же все на самом деле просто. Ниневия, к примеру, была обречена. Сам Господь вынес приговор этому великому, современному, с мощнейшей цивилизацией городу за ту крайнюю степень греховности, в которой погрязли ее развращенные жители. Казалось бы, ну что уже поможет в такой ситуации? Все, в пору окончательно во все тяжкие, в депрессию, как теперь модно говорить… А пророка – обвинить и, разумеется, убить. Но нет! Мудрый правитель Ниневии принял официальное решение и призвал народ к покаянию. Он объявил пост для всех жителей и первым пал ниц перед Творцом, с рыданиями взывая о помиловании. И Бог смилостивился! Приговор был отменен.

И таких примеров в Писании немало.

Мы, конечно, с вами не правители. Но каждый имеет в глазах Бога неизмеримую ценность. Каждого он любит неизмеримой Любовью. Помните Лота, жителя Содома? Из всего города он оказался единственным человеком, любящим Господа. И за его искреннее сердце Господь сохранил и его, и его семью.

Память о страшных потрясениях, через которые прошли наши деды, духовное осознание причинно-следственных связей в происходящих с нами событиях, а значит, признание Божьего Промысла во всех нюансах нашей жизни, поможет понять, насколько же остра сейчас тема покаяния.

Эту тему мы сделали главной в номере журнала «Царицын Православный», посвященного победе в Сталинградской битве.

Открывает номер проповедь митрополита Волгоградского и Камышинского Феодора, произнесенная им в храме святого князя Владимира. Слушая это слово архипастыря, многие плакали. Какие страшные истины в ней прозвучали, какие острые, сиюминутной важности аналогии. И, конечно, каждый услышал правду о себе. Господи, помилуй!

Трепетную тему о нашем любимом старце архимандрите Кирилле (Павлове), поднимает на страницах журнала известный волгоградский журналист и издатель, президент благотворительного фонда «Царицынская муза» Анатолий Карман. Тема неоднозначная, потому что до сих пор не утихают споры о личности сержанта Павлова, и занять ту или иную позицию нелегко, но здесь важно понять главное – роль Промысла Божьего в истории. И, конечно, огромная наша благодарность Анатолию Владимировичу за неравнодушие и сотрудничество!

Дорогим подарком для читателей стало участие в номере членов Волгоградского отделения Союза писателей России: в рубрике «Литературные страницы» выступили современные прозаики Александр Цуканов и Татьяна Батурина.

Самые младшие читателей нашли в журнале удивительный рассказ нашего юного автора, Ивана Шелеста, ученика школы № 103, воспитанника воскресной школы при храме иконы Знамения Божией Матери. Его сочинение было прислано на конкурс «Красота Божьего мира» в рамках XXVIII Международного образовательного форума «Рождественские чтения». То, как трогательно подана тема памяти ребенком, поражает. Так же, как рисунки и откровения учеников Детской художественной школы      № 1.

Давайте же, памятуя об уроках истории, о том, что и мы ее участники и творцы, будем стараться очищать свое сердце, стремиться к свету и с помощью Божьей дальше рука об руку идти по этой Небесной лестнице, во всех скорбях и искушениях взирая на ее вершину!

С любовью о Господе,

Анна Гончарова, главный редактор журнала «Царицын Православный»

(19)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели