«Приют молитвы вековой…». Из жизни Свято-Троицкого Каменно-Бродского монастыря

Мы продолжаем публиковать интереснейшие материалы из журнала «Царицын Православный» — официального издания Волгоградской митрополии. На этот раз предлагаем вам познакомиться с историей и бытом Свято-Троицкого Каменно-Бродского мужского монастыря. У каждого, кто побывал в этой обители, посетил ее святыни, причастился здесь Святых Христовых Таин, это место оставляет большой след в сердце и желание вновь вернуться сюда.  

«Приют молитвы вековой…».

Эта строчка из стихотворения известного православного поэта иеромонаха Романа (Матюшина) первой приходит на ум, когда смотришь на Свято-Троицкий Каменно-Бродский монастырь с одной из окружающих его меловых гор. Строгий, основательный, до аскетичности скромный, от него словно веет силой и покоем – нет сомнений, что перед тобой именно мужская обитель. Между тем мужской она стала только летом 1991 года, когда областной совет народных депутатов возвратил её Русской Православной Церкви.

Так-выглядит-Скорбященский храм сегодня. Строительство колокольни окончено только в этом году

Каменнобродская женская община возникла в начале 1860-х годов, устроителями и благотворителями выступили помещик и надворный советник Пётр Иванович Персидский с супругой Серафимой. Официальное утверждение Священного Синода она получила в 1873 году, а вот статус монастыря – только осенью 1903 года.

Впрочем, среди местных жителей бытует легенда, что ещё за пару веков до этого в пещерах неподалёку от поселения Каменный Брод жили некие пустынники: то ли бывшие насельники одного из разорённых монголо-татарами монастырей, то ли афонские отшельники. И будто бы даже сам император Пётр I и его дочь,

Святой источник

государыня Елизавета Петровна, посещали тех монахов, беседовали с ними и даровали им окрестные земли. Подтвердить или опровергнуть это предание, как и добраться до всех подземных помещений, пока не удалось, но ещё дореволюционные археологи отмечали сходство Каменнобродских пещер по технике отделки с Дивногорскими.

 

Несмотря на отдалённость от больших городов и федеральной трассы, уединённым и забытым монастырь не назовёшь. Загадочные древние подземелья, вековые дубы-исполины, «инопланетный» пейзаж меловых гор, целебные источники и благоухающая краснокнижным разнотравьем степь (монастырская территория – региональный памятник природы) привлекают сюда туристов со всей России.

Немало и паломников, желающих помолиться у местночтимых святынь, самая известная из которых – икона Пресвятой Богородицы «Всех Скорбящих Радость»: единственная сохранившаяся из тех пяти, с приобретения которых П.И. Персидским и началась история обители.

Иеромонах Давид

А вот насельников мало. Если в 1860-х годах общинниц было 90, а к 1913 году число сестёр перевалило за две сотни (38 монахинь и 183 послушницы), то братию возрождённого монастыря можно перечесть по пальцам. Сейчас здесь несут своё послушание иеромонахи Конон (Панов) и Давид (Берестнев), монах Амон (Семёнов), инок Калинник (Токовой), схимонахиня Агриппина (Прекраснова), пятеро трудников да недавно командированный сюда из Волгоградской епархии диакон Андрей Коновалов. Зимой, бывает, община заметно увеличивается, но приходят в основном люди тяжёлой судьбы, бездомные. Монастырь для них – просто единственная возможность как-то пережить холода, и надолго они не задерживаются.

Владыка Елисей и игумен Пётр

– В начале 90-х годов прошлого века, когда вдруг, наконец, стало можно свободно и открыто исповедовать свою веру, ходить в церковь, исповедоваться и причащаться, произошёл настоящий прорыв. В заново открывающиеся монастыри хлынуло множество людей, в том числе и молодых, горящих желанием служить Богу, – вспоминает епископ Урюпинский и Новоаннинский Елисей, управляющий Каменнобродским монастырём с августа 1996 года. – Но, к сожалению, зачастую эта ревность была не по силам, а порой и не по разуму. Духовная преемственность монашества в нашей стране была практически полностью потеряна в годы советского богоборчества.

Иеромонах Конон

Монахам 90-х пришлось возрождать поруганные, разрушенные обители без поддержки духовников, без собственного духовного (а порой и житейского) опыта, без знания монастырского устава и традиций – фактически, начинать всё с нуля. Естественно, сопровождалось всё это разными нестроениями. Не миновала эта общая беда и Каменнобродский монастырь. И первый наместник иеромонах Савва (Кудинов), и те, кто пришли ему на смену, в том числе и я, были вынуждены учиться на своих ошибках.

Ничуть не легче, чем устроение духовной жизни в общине, давалось наместникам и насельникам восстановление монастыря, доставшегося им в крайне плачевном состоянии. После закрытия в конце 1920-х годов он долгое время стоял заброшенным. В 1938 году был уничтожен Свято-Троицкий храм, а затем и многие другие монастырские здания. В годы войны здесь размещался госпиталь для тифозных больных, потом – МТС с тракторным парком, а с 1959 года – государственный конезавод. Часть монастырской ограды и ещё несколько зданий разобрали на кирпичи, в Скорбященской церкви разместили бычатник, в игуменском доме – зерносклад, в трапезной – кузницу и мастерские, остальные постройки также приспособили для хознужд или жилья рабочих.

Несколько еле отапливаемых комнат в полуразрушенном братском корпусе да покосившийся деревянный коровник – вот всё, что представлял собой монастырь в августе 1991 года, когда началась его вторая жизнь. Сейчас же о том, что это – бывшая госконюшня, напоминает лишь пометка на Интернет-картах. Восстановлены храм в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» и монастырская ограда, бывшая трапезная перестроена под архиерейские и игуменские покои и архондарик, приведены в порядок (хотя и требуют профессиональной реставрации) братский и сестринский корпуса и другие исторические здания, возведены гостиница для паломников, купель на святом источнике и различные хозпостройки, завершается строительство колокольни. Долгое время помещения отапливались дровами, которые заготавливали своими силами, а питьевую воду приходилось возить на лошади из источника неподалёку, но недавно в обитель подвели газ и наладили водоснабжение. Так что теперь у насельников хоть на пару послушаний, но стало меньше.

На клиросе. Монах Аммон и Геннадий Гоголев

Хотя работы всё равно хватает всем с лихвой. Посильная помощь строительным бригадам, наведение порядка на обширной монастырской территории, уход за огородом и садом, за коровами, овцами, лошадьми и курами…   Обычные сельские заботы, только помноженные на масштаб монастыря и лежащие на плечах всего нескольких человек, большинство из которых далеко не молоды. А ведь есть ещё самое главное монашеское послушание – ежедневные богослужения, молитвенные правила, духовное окормление жителей близлежащих сёл. Увы, немногие из приезжающих сюда помолиться и потрудиться во славу Божию задерживаются надолго, а послушниками и монахами в итоге становятся и вовсе единицы. Можно сказать, совершается некий естественный отбор. Владыка Елисей отмечает, что ситуация вполне типичная, таково влияние времени, в котором мы живём:

– До революции в монастыри уходили в основном крестьяне – люди, привычные к любому труду и молитве. Их не страшили тяготы монашеской жизни, потому что они были к ним физически и морально готовы, понимали важность служения Богу. Сейчас же в монастыри чаще идут люди с разбитыми судьбами, страдающие от разных пороков. Им кажется, что в стенах святой обители все их проблемы и неурядицы волшебным образом разрешатся, душевные раны исцелятся, а порочные склонности исчезнут. Но мгновенных чудес не происходит, а порой и вовсе всё дурное в них, наоборот, обостряется. К тому же многие не умеют и не хотят работать, у молодых людей зачастую нет даже элементарных бытовых навыков, собранности, привычки к труду. Как быть с такими насельниками? Вот тут-то и требуется от наместника духовная мудрость. Поначалу казалось, что нужно действовать жёстко, сразу выгонять за проявления укоренившихся пороков и нарушение установленного распорядка. Но с опытом пришло понимание, что одной строгостью все вопросы не решить. Монастырская община – это ведь та же семья, особенно когда она такая малочисленная, как каменнобродская. К тому же человек всегда остаётся человеком, это тоже нужно учитывать. Может быть, он не выполнил послушание, пропустил службу или как-то сорвался только потому, что очень устал. Достаточно просто дать ему отдохнуть, выспаться, поговорить с ним, и человек потихоньку начинает исправляться, проступки случаются намного реже. Поддержка нужна всем, как духовная, так и чисто человеческая.

– Суть в том, не каков монастырь, а каков ты, – добавляет благочинный монастыря игумен Пётр (Ковалёв). – Здесь особенно остро ощущается противостояние между тобой и окружающим миром, но, прежде всего, это место, где человек ведёт борьбу с самим собой. Монашеская жизнь со своим уставом, порядком, правилами и послушаниями, безусловно, очень сложна, и главное в ней – смирение. Без него ничего не получится. Здесь все живут общим житием, в котором важно не показать себя перед другими, а смириться друг перед другом ради Христа. Вот тут и возникают проблемы: кто-то что-то сказал не так, ты обиделся, а ещё труды, молитвы, послушания, и всё это на виду у всех… Поэтому, если у человека нет внутренней духовной основы, веры и желания жить по-монастырски, он просто не выдержит и уйдёт, ведь всё это ему не нужно. Но это, конечно, не повод упрекать людей в маловерии, ведь не все же верующие должны стать монахами! А вот если человек отвергает себя ради Господа Иисуса Христа и, стремясь уподобиться Ему, старается смиряться перед окружающими и нести все тяготы монастырского пути, он обязательно задержится в монастыре. Конечно, нельзя сказать, что здесь все святые. У каждого есть свои неправды и немощи. Но суть в том, что лишь Господь ведает, каков человек на самом деле, ведь Он смотрит не на дурное, а на доброе в нём, на его труды и борьбу со своими грехами и недостатками. Потому и нужны монастыри, чтобы люди могли спасать здесь свои души. Даже если человек пришёл в обитель по каким-то своим чисто житейским нуждам и вскоре покинул её, он всё равно почерпнул некую духовную помощь, частицу добра. А бывает, кто-то оказывается здесь совершенно случайно – и остаётся на годы или даже навсегда. Господь принимает всех, кто обращается к Нему с молитвой. А главное, чем занимаются люди в монастыре, – молятся. Причём не только о себе, но и обо всём мире.

Татьяна Новикова, пресс-служба Урюпинской епархии

Фото: Татьяна Новикова,
Богдан Гончаров

Насельники и гости обители с Владыкой Елисеем

7 июня Каменно-Бродский монастырь отметил свой престольный праздник – день Святой Троицы.
Из-за карантинных ограничений он получился не столь многолюдным, как обычно, но ничуть не менее
радостным, тёплым и душевным. На молитву в украшенном свежей зеленью и цветами Скорбященском храме собрались те, кому особенно близка и дорога эта спрятанная в роще тихая обитель.
Праздничную Божественную литургию возглавил епископ Елисей в сослужении игумена Петра (Ковалёва) и братии в священном сане. Также была совершена Великая вечерня в день Пятидесятницы с
чтением трёх молитв святого Василия Великого с коленопреклонением, а затем духовенство и верующие прошли крестным ходом вокруг обители.
Обращаясь после богослужения с архипастырским словом к собравшимся, Владыка призвал не уподобляться сплетникам на лавочке, запугивающим себя и других почерпнутыми из соцсетей слухами и
домыслами, а по примеру апостолов нести людям свет Божественной истины:
– Быть в Церкви Христовой, молиться и жить по-христиански, не обращая внимания ни на что, –
вот наша самая главная задача. Православная Церковь называется Единой, Святой, Соборной и Апостольской, потому что ведёт своё начало от Самого Господа Иисуса Христа и святых апостолов.
Это не человеческое устроение, и мы собраны здесь не по своему желанию, а движимые Духом Божественным. Хотя мы часто этого и не понимаем, но Господь приводит всех нас Духом Своим Святым
в Церковь Божию. Господь освящает всё, в том числе и наши деяния, мысли и слова, нужно лишь одно
условие: мы должны быть с Ним. Что бы с тобой ни случилось, в какой бы самый страшный грех ты ни
впал, ты должен быть с Господом Иисусом Христом, в Его святой Церкви. Только в этом наша надежда, сила и спасение. Господь пребывает с нами всегда на всём протяжении нашей жизни, ведь Он так
и сказал: «Не оставлю вас сиротами; приду к вам» (Ин.14:18). Конечно, современный мир таков, что
мы не можем изолироваться от постоянно поступающего к нам потока информации, её нужно принимать и осмысливать. Но при этом важно не забывать самое главное: мы с вами находимся в Церкви
Божией, должны ею дорожить и не позволять никаким препонам извне быть преградой между Господом
Иисусом Христом и нами.

 

Журнал «Царицын Православный» №6, 2020г.

 

 

(128)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели