Оренбургский проект, парижские акционеры и три пуда конфект (часть II)

Из истории Александро-Невского собора в городе Царицыне 

Первую часть публикации читайте на http://volgeparhia.ru/2020/10/29

Были и небылицы

Собор являлся одной из основных достопримечательностей уездного Царицына. Приведем для полноты картины мнение современника – ученика Урюпинского реального училища Алексея Глазкова, посетившего обитель с экскурсией в мае 1916 года. Юноша пишет: «У собора расположен Гоголевский сквер, в котором находится памятник Гоголю. В собор мы не зашли, так как отделка его еще не закончена и вход посторонним
лицам не разрешен. Строится он уже 15 лет. Постройку предполагают закончить нынешнею осенью». Но на следующий день «… мы, воспользовавшись разрешением городского головы, осмотрели Александро-Невский собор. Внутри собор почти закончен, иконы нарисованы почти везде. Особенно понравилась всем экскурсантам икона Рождества Христова».

Украсили внутреннее убранство хрустальные кресты, подаренные купцом Серебряковым. Отсюда, вероятно, родилась легенда о хрустальных крестах на куполах, видных своим сиянием далеко из Заволжья (возможно, по сложившейся тогда практике в металл креста были вделаны полоски зеркал). Старые горожане вспоминают и о хрустальных шарах на ограде вокруг храма.

Как рассказала потомок купца В.Ф. Лапшина – Лидия Романовна Пилипчук, 22 мая 1917 года в Царицыне
состоялся большой митинг, на котором присутствовал ее дедушка – приказчик Василий Бояринцев. После выступления председателя Царицынского Совета и председателя комитета РСДРП С.К. Минина, ее дед стал задавать, как посчитали большевики, «провокационные» вопросы («А как же мы с немцами помиримся, а они Россию захватят?» и т.п.). Минин приказал: «Убрать болтунов», и Бояринцева стали сильно избивать. Его раскачивали и били об стены Александро-Невского собора. По словам Лидии Романовны, ее деда спас какой-то матрос, проезжавший мимо на лошади.

А сайт «История Волгограда» пишет: «Подоспевшие большевики Борман, Аксенов, Попадьин вырвали
приказчика из толпы дерущихся и отправили в больницу, где он и умер. Реакционные газеты «Утро России»,
«Русь» и другие подняли вокруг этого случая небывалый ажиотаж, утверждали, что в Царицыне якобы полная анархия, что «городом владеет науськиваемая большевиками толпа солдат» и тому подобные небылицы. Меньшевики и эсеры усердно поддакивали».

Правда, по историческим данным, митинг проходил на Никольской площади (ныне площадь Ленина). Возможно, Бояринцева побили уже после митинга возле собора.

Освящение и начало гонений

Освящение кафедрального собора, представлявшего собой краснокирпичный храм с самыми высокими в Поволжье куполами, состоялось 19 мая 1918 года. На него пригласили и председателя Царицынского исполкома большевика Якова Ермана. При большевиках в храме не прекращались богослужения, несмотря на то что он все годы советской власти не отапливался. Вскоре это благолепие прервалось мраком гонений.

Известный писатель Алексей Толстой, описывая 1918 год, так выразился о соборе в своей повести «Хлеб»: «В
центре города, как полагается, на большой площади, где бродят пыльные смерчи, высился, чтобы быть видным за полсотни верст, кафедральный собор. У церковной изгороди, под общипанными кустами акации, блестело битое стекло винных бутылок да спали оборванцы».

В одной из советских книг рассказывалось, что на Александровской площади перед белоказаками выступал барон Врангель: «В это время с собора, стоявшего на площади, кто-то просигналил корабельными флажками. Из-за Волги покатились орудийные раскаты. Над площадью пронеслись со свистом, разрезая воздух, снаряды. … Доблестное воинство барона в панике бежало с площади». Больше ни в одном из источников о таком обстреле не сообщается.

Сразу после своего прибытия в Царицын 2 июля 1919 года (по новому стилю), барон Врангель проехал с вокзала «в городской собор (ныне на этом месте намечено создание дворца Культуры с музеем революции), где был встречен духовенством и «отцами города».

А 11 июля 1919 года в храмах повсеместно прошли торжественные службы в честь взятия Царицына. Врангель писал: «19-го утром (т.е. 19 июня ст. стиля – Авт.) я прибыл в Царицын и прямо с вокзала проехал в собор. Огромная толпа народа заполнила храм, площадь и прилегающие к ней улицы. Престарелый епископ Дамиан за несколько дней до нашего прихода должен был бежать и скрывался где-то на окраине города. Служил настоятель собора, освобожденный из тюрьмы нашими войсками. Во время службы и он, и большинство присутствующих плакали».

Прибывший в Царицын 21 июня 1919 года (ст. стиля) начальник военных сообщений Кавказской армии
генерал П.С. Махров вспоминал Александро-Невский «величественный православный собор с позолоченными куполами»: «Церковь была открыта. Я вошел в храм. Богослужения не было, но перед иконами стояли на коленях несколько казаков, горячо молившихся. Несколько женщин утирали слезы».

Белогвардейская газета сообщила: «Офицерская рота стрелкового полка 7 дивизии извещает, что 23 июня в Царицынском кафедральном соборе после литургии будет панихида по павшим офицерам».

А 25 июня в Царицын прибыли саратовский губернатор Лочинов, начальник Царицынского уезда князь Джурич и командир царицынской городской государственной стражи Заседов, проследовавшие «в новый городской Собор, где был встречен местным духовенством, приветствовавшим его и отслужившим молебен». Будущий священномученик о. Иаков Горохов дал в газету объявление: «В воскресенье 30-го июня в старом Успенском Соборе, после ранней литургии, назначается общее собрание прихожан, по важным приходским вопросам».

А 7 июля на паперть Александро-Невского собора привезли гробы с останками противников большевиков, расстрелянных ими. Газетчики сообщали: «Колокольный звон, крестный ход. Был Врангель. Захоронены у часовни собора». В Царицыне отмечено участие владыки Дамиана в похоронах 68 жертв красного террора 7 июля 1919 года у Александро-Невской часовни: «Над гробное слово было сказано и Преосвященным Владыкой, после которого с речами выступали некоторые из присутствовавших. Все они призывали народ встать на войну с разбойниками, погубившими Родину и принесшими с собой неисчислимые беды…» Также упоминается в статье и о. Валентин Свенцицкий, сказавший «надгробное слово, в котором он обрисовал ошибки интеллигенции и духовенства, доведшие страну до этого кошмара».

В одной из советских книг рассказывалось, что на Александровской площади перед белоказаками выступал барон Врангель: «В это время с собора, стоявшего на площади, кто-то просигналил корабельными флажками. Из-за Волги покатились орудийные раскаты. Над площадью пронеслись со свистом, разрезая воздух, снаряды. … Доблестное воинство барона в панике бежало с площади». Больше ни в одном из источников о таком обстреле не сообщается.

В архивном документе «Из показаний очевидца о положении в Царицыне, занятого белыми бандами» от 31 июля 1919 года говорится: «Встречены кадеты были церковным звоном. Приезжал в город архиерей. Протоиерей Горохов выступает на собраниях с речами». Член Британской миссии Хадлстон Уильямсон в своих мемуарах пишет о занятии Царицына белой армией: «Только что был освобожден из тюрьмы и провел благодарственный молебен в соборе архиепископ, который вынужден был вместе с другими священниками скрываться в пригороде».

В результате наступления красных Царицын был объявлен на военном положении, и с 14 августа началась эвакуация, закончившаяся к утру 23 августа (5 сентября). Наступавшие красногвардейцы приблизились уже к окраинам города. В этот же день начальнику военных сообщений Кавказской армии генерал П.С. Махров получил в дар от железнодорожников депо «Царицын Главный» «икону Пресвятой Богородицы … большую в золоченой раме под стеклом». Бригадир рабочих сообщил генералу: «Эту святыню мы вынесли из Царицынского собора во время бесчинства коммунистов и долго хранили ее на дровяном складе. Икона эта очень почиталась царицынскими верующими».

3 (16) ноября 1919 года под председательством епископа Дамиана в Александро-Невском соборе прошло собрание членов Александро-Невского братства, объединившее более 150 человек. А 5 ноября духовенство и
миряне организовали собрание из 45 человек в Скорбященской школе для выбора благочиннического совета. 32 голоса из 45 было отдано священнику М.А. Князевскому как председателю совета. Выборы остальных членов совета отложили до прибытия владыки Дамиана.

Сергей Иванов, кандидат философских наук,
пресс-служба Волгоградской епархии

Продолжение читайте в журнале «Царицын Православный» №10, 2020г. стр. 17-19 (жмите ссылку).

Официальный инстаграм аккаунт собора Александра Невского в городе-герое Волгограде

 

(32)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели