«Священнослужители — герои Великой Отечественной войны и Сталинградской битвы»

Некоторое время назад на сайте Волгоградской епархии мы публиковали материал о том, что сотрудник отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, кандидат философских наук, историк-краевед Сергей Иванов выступил с лекцией на тему «Священнослужители – герои Великой Отечественной войны и Сталинградской битвы».

 

Представляем вашему вниманию текст выступления, вызвавшего интерес среди наших читателей.

                   Священники — герои Великой Отечественной войны.

В июне 1993 г. архимандрит Кирилл (Павлов) вместе со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II побывал в Волгограде на праздновании 50-летия победы в Сталинградской битве. В интервью телекомпании «Волгоград-ТРВ» он рассказал о тех днях: «Мы стояли на обороне Сталинграда, примерно так километрах в 20-25 от города. Оборону держали. И в один из воскресных дней августа месяца 1942 года, когда немецкие бомбардировщики наверное в количестве около тысячи самолетов налетели на город, бомбили его, то картина была очень-очень страшная. Город был весь охвачен пожаром, огонь, клубы черного дыма поднимались до облаков. Тут нашу оборону сняли. Я в это время был ранен».  В это время, он служил в 9-ой мотострелковой бригаде.

К утру 25 августа 2-й мотострелковый батальон 9-й мотострелковой бригады вышел на южную окраину Ерзовки и даже продвинулся по дороге на Орловку на 500-600 метров. Журнал боевых действий 9 мотострелковой бригады говорит, что «с 5 по 9.9.42 совместно с 451/64 стрелковой дивизией  батальон вел наступательные бои  за овладение курганами … К исходу 5.9 … батальон выдвинулся далеко вперед, занял курган … и удерживал его в течение всего дня 6.9.42. Однако, не получив поддержки батальонов 451 стрелкового полка в виде движения их вперед и поддержки огневых средств дивизии, попав под сильный огонь пулеметов и минометов и понеся крупные потери, батальон по приказу командира 451 стрелкового полка отошел на линию его подразделений. 7, 8 и 9.9 батальон, находясь в составе 451 стрелкового полка, продолжал вести наступательные бои с той же задачей. Бои были безуспешны». В этих схватках 7 сентября и был ранен красноармеец И.Д. Павлов.

После излечения он попал в минометную роту 254-й танковой бригады и участвовал в боях на южных рубежах. В характеристике на него говорится, что «Тов. Павлов И.Д. за время военных действий по разгрому немецких оккупантов под Сталинградом показал себя как смелого, решительного красноармейца. Не раз сам лично тов. Павлов действовал вместе со стрелковым подразделением. На своем личном счету имеет 3 солдата убитых при взятии дер. Цыбенко. В расчете тов. Павлов в качестве подносчика обеспечивал расчет минами в самые тяжелые минуты, когда противник обстреливал огневые позиции. Расчет его уничтожил 3 миномета, 4 автомашины, 7 огневых точек и до 90 солдат и офицеров противника»). Отец Кирилл вспоминал о тех днях: «Два метра снег. Вкапывались лишь на метр, так и мерзли, закутавшись в шинели, да еще в трофейные, немецкие. Еду подвозили только ночью, остывшую, мерзлую. Как выжили?.. Чудом Божиим!». Днем морозы достигали 20, а ночью и 30 градусов. Он участвовал в боях за Песчанку, станции Воропоново (ныне поселок им. Максима Горького) и Садовую, Верхнюю Ельшанку, железнодорожный мост через Царицу, вокзалы Сталинград-II и I. Когда стихли бои, потерявшая практически все машины 254-я танковая бригада осталась на какое-то время в Сталинграде на Дар-горе. А сам будущий старец нашел там в развалинах Евангелие. «Я шел с Евангелием и не боялся… — вспоминал он позже. — Просто Господь был со мной рядом, и я ничего не боялся». Был дважды ранен — в ногу и в руку. Со своей частью Иван Павлов дошел до Австрии, был награжден орденом Отечественной войны II степени и медалью «За отвагу».

Будущий священник, а тогда связист Глеб Каледа с начала августа 1942 г. по январь 1943 г. участвовал в Сталинградской битве, и на дальних подступах и на окраине города. Его книга «Записки рядового» показывает войну от первого лица с ее победами и поражениями, отвагой и трусостью, милосердием и жестокостью. Когда их гвардейский минометный дивизион перебрасывали к Дону водители и механики, восстанавливали поврежденные машины на ходу: привязывали человека к крылу, и он возился в моторе. Если это происходило бы во второй половине войны, механики, конечно же, были представлены к наградам, но летом 42-го о наградах никто не думал».

Свою первую награду – медаль «За отвагу» Глеб Каледа получил уже в июле 1943 г. Тогда он был старшим радиотелеграфистом взвода управления 114 гвардейского минометного дивизиона. В следующем году его удостоили ордена Отечественной войны II степени, а в феврале 1945 г. – орденом Красного Знамени.  Но это будет потом, а пока приходилось сидеть под бомбежками у Калача, в лоб встречать фашистские танки у станицы Сиротинской, пешком под обстрелом выходить из окружения в излучине Дона, биться у с. Рынок. Будущий батюшка вспоминал о Калаче: «После разгрома под Калачом мы лежали с одним солдатом под кустами, измученные предыдущими боями, и он мне сказал: «Я не вижу сил победить». А я ответил: «А я не вижу у него сил победить». Такие нюансы, солдатская психология».

Про бои у станицы Сиротинской он писал: «Въезжаем на холм, навстречу — танки и автоматчики. Ад. А в станице идет жизнь. Картина: из погреба высовывается голова старика, который тянет к себе теленка, ошалевшего от грохота снарядов, дыма, гари, — а крышка погреба беспрерывно колотит старика по голове… Мы дважды выдержали единоборство с танками и автоматчиками; подожгли семь танков, потеряли нескольких человек, комиссара, командира батареи. Выполнив приказ, стали отходить, снова под натиском танков…». Под Городищем он стал свидетелем интересного случая: «Мы стояли на окраине. Там был храм, пока целый, с колокольней. Однажды видим: в небе наш «балочник» У-2 (скорость 120 км/час), а за ним гонится «мессершмит», скорость которого — 550 км/час. И вот наш самолет кружится вокруг колокольни, «мессер» его обстреливает, а попасть не может. Мы были в восторге от мастерства нашего пилота, — ведь кабина У-2 открытая, я потом на таких летал, будучи геологом, — а немец так и улетел».

Этот же самый эпизод чудом остался в памяти одной из старожилок Волгограда Валентины Кузьминичны Кусмарцевой. Она видела войну глазами ребенка, и когда они с семьей бежали от горящего города в степь, ей представилась та же картина: «… в Городище вокруг купола церкви кружился наш маленький «кукурузник», а немецкий истребитель из-за большой скорости пролетал и пролетал мимо нашего самолета, да так и улетел, не сумев его сбить».

Отец Глеб так описывал увиденное: «Сталинградская битва… Страшное напряжение сил с обеих сторон. На психику сильно действовал постоянный запах трупов, проникавший во все щели. В течение полутора месяцев в городе горели склады, и небо было закрыто черными тучами дыма. …Нас мучила немецкая авиация: 28 налетов в день, по десять и по сто бомбардировщиков; первый налет еще ничего, второй — хуже, третий — начинается нервотрепка, а дальше нервы уже просто сдают. Психологическое воздействие сильнейшее: немец летит прямо на тебя, включает сирену, летят снаряды, бомбы…».

Участвовал в боях под Сталинградом будущий епископ Астраханский и Сталинградский Леонид (Лобачев). Он был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией».

 Защищал Сталинград и будущий митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов), получивший два пулевых ранения и контузию,  обморожение ног и ампутацию. Награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом Отечественной войны II степени.

Будущий настоятель Никитского храма Можаров Николай Федорович в 1941-1942 гг. служил под Ленинградом в составе 435 стрелкового полка 3-й гвардейской дивизии в качестве полкового разведчика. В 1942 г. обморозил ноги, был демобилизован.

Протоиерей Борис Васильев (1923-1993 г.) в Сталинграде командовал взводом разведки, затем сражался в должности заместителя начальника полковой разведки. После войны служил диаконом Костромского кафедрального собора. Он вспоминал: «Немцы давили танками женщин, стариков, детей. На гусеницах были волосы, кровь, мясо. … была еще иконка в кармане и крест. У меня до сих пор хранится образ Святителя Николая, пробитый пулей».

Протоиерей Михаил Грацинский оставил такие воспоминания о войне: «Вначале наше подразделение было направлено на Дальний Восток, а в 1942 году — на Сталинградский фронт. Обстановка там была тяжелая, но мы стойко отражали неприятельские атаки, готовые отстоять Сталинград или умереть в битве с ненавистным врагом. 9 сентября я был ранен, а после выздоровления направлен на Ленинградский фронт…».

Там же воевал будущий протоиерей Иоанн Яровой, служивший в ст. Островской Даниловского района. В своих воспоминаниях он пишет: «Особенно запомнился мне эпизод военных действий, когда командование дало мне задание подорвать железную дорогу. Ночь. Апрель. Свистят пули. Влажный снег по колено. Задание я выполнил. Благодаря этому вклинившийся в нашу оборону противник отступил. И железная дорога, и шоссейная остались в наших руках». За это он был награждён медалью «За оборону Ленинграда».

Будущий священник Вилков Лаврентий Яковлевич – офицер РККА, на фронте у него были отморожены ступни ног. В 50-е годы служил настоятелем в церкви г. Дубовка и с. Заплавное.

Один из будущих героев Великой Отечественной войны Ксенофонтий Петрович Златогорский до войны служил в храмах с. Верхне-Погромное, Бурковский. На войне воевал в артиллерии. В 1944 г. он удостоился благодарности Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина «за боевые действия в боях по освобождению городов Никополя, Николаева и Одессы», а в 1945 г. еще трех благодарностей – «за отличные боевые действия при пересечении границы Германии и вторжении в пределы Бранденбургской провинции», «за участие в прорыве обороны немцев и вступлении в г. Берлин» и «за овладение столицей Германии городом Берлин». В конце войны на его груди сияли еще ордена Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медали «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина» и «За победу над Германией». Во время отражения шести яростных контратак противника на Одере, «сержант Златогорский своей четкой и быстрой работой за двоих номеров в составе расчета обеспечил такой темп огня, в результате которого огнем орудия было подбито: один танк, один бронетранспортер, три пулемета с их расчетами, рассеяно и частично уничтожено до взвода контр-атакующей пехоты противника, что способствовало удержанию и расширению плацдарма». В другом наградном листе сказано: «Во время наступательных боев западнее Кюстрина при прорыве укрепленной линии противника 19.04.1945 года под городом Буков он заменил выбывшего из строя наводчика и действуя в составе орудийного расчета прямой наводкой уничтожил танк, два бронетранспортера и рассеял до взвода пехоты противника». После войны служил настоятелем храмов в пос. Средняя Ахтуба, Краснослободске.

Еще один священник с. Средняя Ахтуба Николай Васильевич Виноградов служил с июня 1941 по май 1945 г. наблюдателем 2-го полка ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение и связь) Ленинградской Армии ПВО на Карельском фронте. Награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». После войны Виноградов вновь стал священником в своей церкви.

Помимо сбора средств в Фонд Обороны, помощи госпиталям, детским домам и семьям погибших бойцов Красной Армии, священнослужители принимали непосредственное участие в строительстве оборонительных рубежей и в боевых действиях.

(26)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели