«Если бы у апостола Павла был интернет, он бы обязательно им пользовался»

Протоиерей Димитрий Климов — священнослужитель Калачевской епархии, активный сетевой проповедник, размышляет об эффективности миссии в соцсетях, опасностях, которые скрывает интернет-пространство; и о том, кому все это нужно.

— Важность миссии в социальных сетях подчеркивается уже на трех последних Архиерейских Соборах, начиная с 2013 года. Можно ли оценить эффект от проповедей в интернете?  

— Эффективность труда священника в целом оценить очень сложно, хотя сейчас и пытаются выработать какие-то критерии. Соцсети сегодня — это такая данность, с которой нужно считаться, потому что нельзя затормозить научно-техническое развитие. Интернет влияет на многие сферы и, по мнению многих культурологов и философов, произвел такие перемены, которых никакое техническое достижение прежде не производило — ни изобретение колеса, ни паровой двигатель. С ним нужно считаться, учиться пользоваться, но это уже тема интернет-гигиены – как научить человека с этим пространством обращаться с наибольшей для себя выгодой и с наименьшим ущербом.

Многие плавают в этой стихии совершенно беспомощно, но мы говорим о том, что это одно из средств массовой информации, которое позволяет донести евангельскую проповедь до максимального числа слушателей. Я совершенно убежден, что если бы апостол Павел мог таким ресурсом пользоваться, он обязательно бы им пользовался и не столько времени, может быть, уделял своим миссионерским путешествиям, сколько всем этим блогам.

Ведь кажется до сих пор, что Православная Церковь — это нечто консервативное, что она должна вступать в конфликт с новейшими достижениями. Если появляется паровой двигатель, надо обязательно сказать, что это от дьявола. Под парусом ходить это от Бога, а дым черный из трубы – это атрибут дьявола. Также до сих пор, если батюшка не знает, как кнопку нажать на компьютере, – это хорошо, правильный батюшка, а если слишком активен в сетях – это плохой, обновленец какой-то…

Ну и, конечно, нужно избегать перегибов, эта стихия может так засосать, что одни уши останутся.

— Вы батюшек имеете в виду или паству?

— Да и батюшек, конечно, я и по себе сужу, в сетях активен уже лет десять. Вот, например, взять газету, которая раньше интернет заменяла. Купил мужик свежий номер, прочитал передовицу, потом сидит, кого-то ждет, почитал еще, потом – появилась возможность — дочитал до конца вместе с анекдотами, прогнозом погоды — и все, можно выкинуть ее. А специфика интернет-новостей в том, что они не кончаются никогда, можешь час сидеть, можешь два. И тут только внутренняя аскеза может человека ограничить – помочь ему сказать: «хватит, выключи!».

Может складываться впечатление, что я много времени провожу в интернете, но на самом деле это не так. Больше, конечно, чем хотелось бы иногда, но тут еще сказывается феномен воды, которая течет туда, где ниже. Мозг всегда настроен на такие операции, которые ему легче производить, и вода течет туда, куда проще, она вверх не затекает. И вот вместо того, чтобы минут 10-15 книгу почитать, проще всего бывает взять гаджет, который у тебя всегда в кармане, нажать кнопку и полистать новости.

— Как организуете свое время в сетях?

— Я стал таким интернет-пользователем, как в том анекдоте: чукча — не читатель, чукча — писатель, размещаю посты своих проповедей и публикаций для тех, кому это интересно. Может быть кто-то хочет, чтобы я их новости почитал, но у меня на это, к сожалению, нет времени. Кстати, обратил внимание, что некоторым своим подписчикам я последнее время стал неинтересен. Возможно, это связано с тем, что кто-то оставляет отзыв на публикацию и ждет реакции с моей стороны, а мне некогда на это реагировать, да и споры на вечные темы уже  поднадоели. Кого-то такой стиль общения не устраивает. Самые важные вопросы я пытаюсь в самих проповедях поднимать, и считаю, что разжевывать дальше уже ни к чему.

Хотя, надо отдать должное батюшкам, которые в прямом смысле являются блогерами — у них в виде диалога общение с сетевой аудиторией происходит. Человек, конечно, должен общаться со священником не только в одностороннем формате.

— На последнем Соборе Патриарх предостерег священников, активных в сетях, от высказывания своего мнения по поводу и без, Вы как этот момент контролируете?

— Согласен, иметь суждение по любому поводу – признак не очень умного человека. Психологическая зрелость — это понимание того, как много вещей в мире не нуждаются ни в твоих комментариях, ни в твоем мнении. Я, увы, ещё не совсем созрел. Иной раз сделаешь публикацию, в которой социальные проблемы фигурируют, и людям кажется, что батюшка озабочен политически. Да, у меня есть единомышленники, которые разделяют мое мнение по вопросам историческим, политическим, и мне этого достаточно. Нет такой необходимости в свой лагерь вербовать еще каких-то людей, —  что я, баллотироваться что ли собираюсь куда-то? Мне это совершенно не нужно. А вот проецировать эти проблемы на духовный смысл, бывает интересно. Я пытаюсь это сделать, но, может быть, не всегда удачно получается. Не всем бывает понятно, что главная цель — не политические проблемы решить, а духовно по-христиански их осмыслить.

— Кому адресована миссия в сетях?

— Надо учитывать, что Бог человеку дал свободу, на этом принципе христианская проповедь и основана – на свободе слова, которое говорит проповедник, и на свободе того, кто это слово воспринимает. Церковь уже много лет всем доступна, но не всем это нужно. Многие молодые священники до сих пор принимают это на свой счет — если кто-то не уверовал в Бога, значит, это мы что-то ему не донесли, плохо объяснили.

На мой взгляд, главное миссионерство должно быть сейчас направлено внутрь церкви, общины, людей не просто формально крещеных, а тех, кто в храм приходит. И это уже говорит о том, что они свою свободу определили, может быть не совсем осознанно, но они уже ощутили эту потребность в слове, в проповеди. А когда нет вопросов, зачем же ты отвечаешь?

Когда я был помоложе, мне хотелось, что называется, мир перевернуть, сказать что-то такое, чтобы все изменились, покаялись, к Богу пришли. Сейчас для меня очевидно, что так не бывает. И если речь идет об обращении целых народов, понятно, как это происходило – их крестили, а потом все равно шла рутинная повседневная работа по христианскому просвещению людей. Властители мира, конечно, могут всех покрестить в обязательном порядке, как князь Владимир, как царь Константин, но если потом люди не получат опыта духовно-христианской жизни, то все это теряет смысл.

Поэтому, труд священника — это труд старателя. Чтобы найти крупинку золота, ему надо перемыть много грунта. Самородки попадаются редко и случайно. Церковь – золотой слиток, в котором собраны эти крупинки – люди, откликнувшиеся на Божественный призыв, и чтобы эти крупинки найти, нужно общаться со многими людьми. В этом и заключается миссия миссионера.

Подготовила Екатерина Ландина

(275)

0 комментариев

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели