Кино против санкций

Источник: Волгоградская правда 

Немецкий журналист снимает документальный фильм о донском казачестве.

Показать европейскому зрителю жизнь современных казаков такой, какая она есть, решил немецкий журналист и режиссер Вольфганг Мертин. За две недели его команда посетила с десяток хуторов и станиц, отсняв более 20 часов материала. Вместе со съемочной группой в путешествие по казачьему краю отправилась и корреспондент «ВП» Ольга Бондарева

В поисках утраченного …

Немного петляя, наша машина выезжает к Васильевской часовне на Шукшинском утесе. Именно здесь, недалеко от станицы Клетской, где череда меловых гор, протянувшихся вдоль Дона на несколько десятков километров, обрывается в пропасть, проходит пятый съемочный день.

– Я долгое время жил в России и хорошо говорю по-русски, – встречает меня с ходу речью практически без акцента Вольфганг Мертин. – Я рад встрече с российскими коллегами, к тому же вы тоже пишете о казаках.

Он рассказывает, что в своем фильме хочет показать жизнь казаков такой, какая она есть, и рассказать, из чего в новой России формируется духовность. – Нам интересно, почему идет активное возрождение русской православной церкви и казачества, – продолжает Вольфганг. – Мне кажется, Россия ищет свое будущее, обращаясь к прошлому. Рухнул Союз, и человек вернулся к прежним ценностям. В моем фильме две пересекающиеся темы – православие и казачество. Я атеист, но уважаю религию.

«Русские найдут выход»

– Вольфганг, а что знают о казаках в Европе?

– В Европе о казаках знают разве что те, кто читал «Тихий Дон». У нас часто гастролируют ваши ансамбли, мы любим казачьи песни, но больше о культуре этого народа ничего неизвестно. Представление же о современном казачестве формируют медиа.

– И что показывают ваши телеканалы?

– Они представляют казачество как один из примеров милитаризации в России, и больше никак. В новостях о событиях на Украине и в Сирии в кадрах появлялись российские военные в камуфляже, и этот факт не должен ассоциироваться с возрождением российского казачества. Именно поэтому в фильме зрители не увидят ни одного казака в камуфляже. Я люблю Россию и хочу показать, что война вам не нужна, я хочу вызвать симпатию к донским казакам. На экране зрители увидят мирных людей с открытым сердцем.

– Сегодня не самая теплая международная обстановка. Как ваш фильм воспримут рядовые жители?

– Простой народ в Европе против санкций и той политики, что ведется в отношении России. В своем фильме я показываю крепкие хозяйства и крупные заводы местных производителей. Эти кадры будто говорят: «Если вы введете эмбарго, русские найдут выход из положения. Скорее, эмбарго поможет России, но будет работать против нас».

– То есть вы убеждены, что наши страны должны сотрудничать?

– Конечно!

В роли православного батюшки – отец Олег

Пока мы беседуем, перед часовней собираются участники съемочного процесса. Журналист решил показать тесную связь казаков и русской православной церкви, поэтому съемки не обходятся без посещения богослужений. Десятки местных жителей собираются на молебен. На экране съемочной камеры мелькают золоченые купола, сосредоточенные в молитве лица…

Совершает службу духовный наставник казаков Волгоградской области протоиерей Олег Кириченко. В фильме ему отведена особая роль. Путешествуя по хуторам и станицам, он словно собирает воедино святыни, которые разбросаны по региону и так дороги казакам – истинным исповедникам православных традиций.

– Волгоградская область поделена на пять казачьих округов. По всем мы совершаем объезд, чтобы выяснить реальное взаимодействие Русской православной церкви с казачьим обществом, – говорит отец Олег.

В съемочной группе всего три человека – немецкому журналисту помогают московские режиссеры.

– На протяжении всего сюжета в кадре мы видим три фигуры – отца Олега, заместителя атамана ВКО Юрия Глазкова и белый фургон, на котором мы передвигаемся, – рассказывает режиссер Юрий Бурак. – Все встречи происходят на Дону. Уже отснято 15 часов рабочего материала, всего будет 52 минуты фильма.

…После молебна девушки быстро набирают букеты душистых степных цветов – по задумке режиссера, казаки торжественно возлагают их к расположенному здесь памятнику воинов, сражавшимся у станицы Клетской.

«Мой выбор – Россия»

Интерес к русскому народу и культуре у Вольфганга родился неслучайно:

– Когда я учился на иностранного журналиста, нам предложили выбрать страну для работы, я единственный назвал Кубу и СССР. Мне сказали, что пока на Кубу нет возможности поехать, а в Союз – пожалуйста. И я ни разу не пожалел о своем выборе! С 1974-го по 1988 год он работал в корпункте телевидения ГДР в Москве. Сегодня независимому журналисту канала культуры национального телевидения Германии и Франции ARTE уже 74 года, но он продолжает творить.

Мертин – автор 40 фильмов о России. Он искренне говорит: часть его сердца принадлежит нашей стране.

– Я был в Мурманске и на Байкале, снимал жизнь коренных народов Севера, жил в чуме и ездил на оленях, – рассказывает Мертин. И уточняет: среди его фильмов нет ни одного политического, природа и люди – вот источник вдохновения.

– Мне нравятся русские, они готовы всегда прийти на помощь, – говорит режиссер. – Мое самое лучшее время как журналиста прошло здесь. В Москве родился мой сын, и половина моего сердца принадлежит России.

Колоритный персонаж

…Следующий пункт в маршруте – Серафимович. Исколесив несколько мест, Вольфганг решает, что съемки будут проходить на берегу Дона прямо под стенами Усть-Медведицкого Спасо-Преображенского женского монастыря. На съемочной площадке нет декораций, как нет и готового сюжета – сцены рождаются после общения с главными действующими лицами. Сегодня героем стал казак-старообрядец Дмитрий Копылов. Это участие в съемках для него не первое. В фильме «Тихий Дон» Урсуляка он выступал реквизитором и консультантом. Дмитрий будет задействован в нескольких кадрах, помимо съемок с конем, режиссер решает записать с ним интервью.

– У Мити свой взгляд на развитие казачества, – в перерыве говорит Вольфганг, – мне интересно узнать его мнение, посмотреть, как он живет.

К тому же выглядит Дмитрий, замечает режиссер, очень колоритно – высокий статный казак с бородой и серьгой в ухе словно сошел с экрана шолоховской киноэпопеи.

– Русские люди всегда встречают меня с открытым сердцем. Поэтому мне очень легко работать, мы уважаем друг друга, – передает свои впечатления в последний съемочный день Вольфганг.

С открытым сердцем

– Вы увидели казаков другими, чем представляли?

– Да, они совсем не те, что были в XIX веке, и мы покажем их настоящими.

– Какими?

– Казаки воевали и в Крыму, и на Украине, но мы не трогаем политические вопросы. И в нашем фильме это люди, которые ищут свою историю, и Митя (Дмитрий Копылов. – Прим. автора) – тому подтверждение.

– В поиске истории с какими трудностями сталкиваются казаки?

– Мы не дадим готовых ответов, голоса за кадром не будет. Зритель сам должен все прочувствовать и понять. В советское время была установка сопровождать кадры комментариями, после этого я решил так никогда не делать. Я даю только основную справочную информацию: где находимся, кто в кадре. Мне хочется, чтобы у европейцев росло уважение к вашему народу, вашей истории, традициям и культуре.

– Когда выйдет фильм?

– Надеюсь, к концу года.

– А название?

– Еще думаю, но в нем точно будут слова « донские казаки»…

Ольга Бондарева

(28)

0 комментариев

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели