Милан: служение архимандрита-итальянца

Архимандрит Димитрий (Фантини).

Архимандрит Димитрий (Фантини).

Оригинал: http://www.pravoslavie.ru/

Милан — крупнейший город северной Италии (и второй в стране, после Рима) с населением более 1,3 миллиона человек. Милан известен как законодатель моды и ведущий туристический центр. Здесь находится один из красивейших католических соборов – архитектурный изыск XIV–XIX столетий, построенный из белого мрамора в готическом стиле. Для православных Милан является важным пунктом паломнического маршрута, ведь в крипте базилики Сант Амброджио, расположенной на одноимённой площади, покоятся мощи святого Амвросия Медиоланского, епископа IV века, известного проповедника и гимнографа.

Некоторые православные приезжают в Милан для того, чтобы пообщаться с человеком высокой веры и искренних христианских убеждений, живущим в наши дни. Архимандрит Димитрий (Фантини), настоятель церкви святых Сергия Радонежского, Серафима Саровского и Викентия Сарагосского – коренной итальянец, ставший духовным наставником для многих русских, украинцев, молдаван, перебравшихся на итальянскую землю. Судьба батюшки, его путь к Православию – это одно из множества чудес, которыми Бог прославляет Свою Церковь.

Джузеппино Фантини родился в 1943 году в городке Виченца (между Вероной и Падуей) в католической семье. Как и большинство соотечественников, был крещён в католицизме. Но в подростковом возрасте Джузеппино разочаровался в Римской церкви и, оставив её, ушёл к методистам. Как сказал мне батюшка, «благодаря личному опыту я хорошо знаю все конфессии: Православие, католицизм и протестантизм». Образование будущий архимандрит получил сугубо светское: он окончил медицинский институт.

 – Мне хотелось стать врачом, – говорит отец Димитрий. – Моя мечта исполнилась, и я действительно стал врачом-травматологом. Больше двадцати лет я проработал в Институте травматологии в Бергамо… В это же время происходили мои духовные искания, которые привели меня к Православию.

Как признаётся батюшка, эти искания были непростыми и заняли у него несколько лет. Первым шагом стало знакомство с трудами великих русских писателей XIX века, а через них – с православной Россией и её духовностью. Впрочем, один из кладезей этой духовности был совсем рядом: в Милане в то время действовал приход святителя Николая под омофором Московского Патриарха.

– Всё происходило каким-то удивительным, чудесным образом, – говорит отец Димитрий. – Помню, 12 декабря 1976 года я сказал сам себе: сегодня я не пойду к методистам; я пойду в русскую православную церковь. Так я оказался в часовне средневекового госпиталя, где община проводила богослужения. Людей было мало, в основном старые женщины из числа эмигрантов первой волны. Я был очарован атмосферой службы, церковным пением. После службы я подошёл к священнику и представился… Но, как мне показалось, видимых перемен после моего визита не произошло: я вернулся к обычной религиозной практике в методистской общине.

Впрочем, ищущий истину итальянец немного ошибся: в русской общине о нём не забыли. На следующий год Джузеппино, неожиданно для себя, получил приглашение посетить Россию. Приглашал его архимандрит Евлогий (Хесслер), настоятель миланской церкви святителя Николая. Поездка в СССР носила в большей степени туристический характер, но всё же включала посещение Троице-Сергиевой Лавры и даже встречу с Патриархом Пименом. Впечатлений было немало, даже несмотря на то, что гость из Италии увидел лишь малую толику русского Православия. Но когда Джузеппино Фантини вернулся на Родину, ему показалось, что всё закончилось и никакого продолжения не будет.

– Я пошёл в русскую церковь, чтобы поблагодарить отца Евлогия за поездку. Неожиданно мне предложили петь в хоре, – рассказывает отец Димитрий. – Я согласился, хотя и оставался методистом. В 1978 году я поехал в Россию второй раз по приглашению Патриархии в числе группы певчих. Программа второго визита была более религиозной и потому позволила мне лучше узнать Православие. Мы, например, посещали монастыри, а нашим гидом был архимандрит Лев (Церпицкий), ныне митрополит Новгородский. Он хорошо говорил по-итальянски.

Кардинальное решение Джузеппино Фантини принял вскоре после второй поездки в СССР: в 1979 году бывший методист стал православным. В 1980 году он принял монашество, а к концу того же года – священный сан (рукоположение совершал епископ Серафим (Родионов), викарий Экзархата Московского Патриархата в Западной Европе). К сожалению, религиозная обстановка в Милане в то время изменилась в худшую сторону: архимандрит Евлогий покинул Русскую Православную Церковь и ушёл в раскол, в последующем сменив несколько неканонических юрисдикций. Сейчас Евлогий возглавляет самопровозглашённый «миланский синод».

Отец Димитрий, осознавая пагубность раскола, всегда сохранял верность Русской Церкви

Отец Димитрий, осознавая пагубность раскола, всегда сохранял верность Русской Церкви. Видимо, в этом был Промысл Божий: молодой иеромонах Димитрий ступил на стезю священнического служения как раз в то время, когда архимандрит Евлогий начал воплощать в жизнь свою идею ухода из канонической юрисдикции.

Некоторое время батюшка служил в румынской церкви в Милане (а также в церкви Всех святых в Модене и в приходе Цюриха до назначения туда архимандрита Гурия (Шалимова)), но затем смог основать в Милане приход святых Сергия Радонежского и Серафима Саровского в юрисдикции Московского Патриархата. Первая Литургия в арендованном помещении новой церкви (в одном из жилых домов Милана) была отслужена в ноябре 1985 года. Иконы для храма и иконостаса написал сам отец Димитрий. В 1996 году община переехала в храм святого Викентия (на улице Джорджио Джулини), в которой до этого времени находился румынский приход. После переезда к названию общины добавилось имя святого Викентия Сарагосского (испанский священномученик IV века, пострадавший за веру во время гонений императора Диоклетиана). Церковь на улице Джулини остаётся местом богослужений по сегодняшний день, потому что возможности построить свой храм у общины Московского Патриархата пока, к сожалению, нет.

Движимый миссионерским призванием, отец Димитрий основал приходы и в других городах севера Италии: Турине, Вероне, Брешии и Варезе. Все они благополучно существуют по сегодняшний день. В Турине настоятелем с 2001 года является игумен Амвросий (Кассинаско), в Брешии богослужения совершает архимандрит Владимир (Порубин), в Вероне – протоиерей Сергий Дмитриев, в Варезе – иерей Владимир Хоменко. С 1991 года отец Димитрий оставил работу травматолога в госпитале и смог в полной мере посвятить себя служению в Милане.

– Первое время мне, конечно, приходилось совмещать служение со светской работой, – вспоминает батюшка. – Я служил в Милане, а работал в Бергамо, в 50 километрах от Милана. На работе никто не знал о моём священном сане. Они узнали только тогда, когда я выступил в религиозной телепрограмме в одно воскресное утро. Я думал, что эту программу никто не смотрит, но ошибался. На следующий день о моём священстве говорил весь госпиталь.

– И каково было отношение?

– Положительное со стороны пациентов и медперсонала, негативное со стороны руководства. Начальство даже не могло представить, что кто-то может быть одновременно врачом и священником.

– Вас заставили уволиться?

– Нет, так далеко дело не зашло. Увольнение было моим личным выбором. Я уволился в 1991 году, когда смог получать нормальную пенсию. Думаю, это было промыслительно: в 1990-е годы началась массовая эмиграция из бывшего СССР. И я смог всё своё время отдавать людям, приходящим в церковь – ведь их становилось больше и больше…

К слову, первое время отец Димитрий пытался активно использовать в богослужении итальянский язык, но затем вернулся к церковнославянскому, который выучил самостоятельно. Причины понятны: итальянцев в его приходе очень мало, основную часть прихожан составляют выходцы из Украины, России, Молдавии, а также стран Балтии. Естественно, для большинства из них славянский язык знаком и привычен. С другой стороны, не угашает ли отсутствие итальянского языка в богослужении тот миссионерский дух, который может нести православная служба в Италии?

– Знаете, когда я стал священником, то мечтал о том, чтобы обратить большинство итальянцев в Православие, от тьмы к свету, – говорит мой собеседник. – Сейчас, после почти 35-летнего служения, моё отношение стало более сдержанным. Даже если итальянцы просят о переходе в Православие, я стараюсь узнать, насколько глубоки и искренни их мотивы. К сожалению, не так уж много людей всем сердцем ищут Бога. Порой православные женщины, выходящие замуж за итальянцев, всеми силами пытаются обратить мужей в Православие. Такие «семейные» обращения я стараюсь пресекать. Ведь они нередко идут не от сердца, а, скорее, являются вынужденными, из-за давления близких.

– Вероятно, переход католиков в Православие негативно воспринимается и Католической церковью?

В конце 1970-х о Православии в Италии почти не знали. Родственникам казалось, что я ухожу в какую-то секту

– Когда-то так и было… В своё время родственники очень негативно отнеслись к моему обращению в Православие. В конце 1970-х о Православии в Италии почти не знали. Родственникам казалось, что я ухожу в какую-то секту, хотя, например, мои родители не были активными верующими (да и я в то время уже был вне Римско-католической церкви). Сейчас же о Православии известно намного больше. Но сами католики, по-моему, стали менее ревностными и более равнодушными, обмирщёнными. Католическая церковь смотрит на это очень негативно. Экуменизм, с моей точки зрения, еще более ухудшил положение вещей. Сейчас в глазах Ватикана все некатолические церкви сброшены как бы в один «котёл» как второстепенные при полном главенстве католиков. Католики, которые ранее хотели поменять конфессию, сегодня зачастую не видят такой возможности и воздерживаются от этого шага.

Сейчас в глазах Ватикана все некатолические церкви сброшены в один «котёл» как второстепенные при полном главенстве католиков

 «Наверное, лишь молитвенность и литургичность Православия способна противостоять той обмирщённости, что всё более поражает другие христианские конфессии», – подумал я, слушая эти слова. Один из добрых примеров этой молитвенности – основание в 2012 году архимандритом Димитрием скита (подворья) храма у озера Лаго-Маджоре, одного из красивейших уголков северной Италии. Сейчас в скиту совершаются регулярные богослужения, хотя постоянных насельников ещё нет.

              Отец Димитрий десятилетиями был отцом и наставником для всех миланских православных – вне зависимости от их языка и национальности

Конечно, пример подвижнической, самоотверженной монашеской жизни и искренней любви к Богу и ближнему, являемый в служении архимандрита Димитрия, вдохновляет и зажигает сердца, не оставляет равнодушными окружающих. Как говорит Евангелие, не может светильник оставаться под спудом. Благодаря примеру отца Димитрия поняли свое призвание и приняли монашество шесть человек, в их числе нынешние настоятели приходов в Турине и Новаре отцы Амвросий (Кассинаско) и Феофил (Барбьери), а также второй священник миланского прихода иеромонах Силуан (Ярославцев). Отец Силуан был рукоположен в сан иеродиакона в мае 2012 года (в ноябре 2013 года он стал иеромонахом) и с тех пор помогает в служении архимандриту Димитрию. К слову, именно из прихода, где служит отец Димитрий, выросли современные общины грузинской и сербской Православных Церквей в Милане. Ведь отец Димитрий десятилетиями был отцом и наставником для всех миланских православных – вне зависимости от их языка и национальности. Как заметил иеромонах Силуан, «нужно видеть, с какой любовью приходят навещать отца Димитрия его бывшие прихожане».

При этом сам батюшка не любит говорить о себе, ведь монахи не ищут наград и поощрений. Даже идею рассказа о своей жизни он воспринял с долей скепсиса, заметив, что ему не нужно никакой рекламы… Но всё же, будучи объективным, нельзя не заметить, что пастырские и миссионерские труды отца Димитрия имеют особое значение для севера Италии. В соединении с трудами и молитвами православных приходов других юрисдикций (в Милане, помимо упомянутых ранее румынской, грузинской и сербской, есть также греческая и болгарская общины и второй приход Московского Патриархата) они созидают в городе и за его пределами апостольский дух миссии и молитвы, благословляемый молитвенным заступничеством святого Амвросия, епископа Медиоланского.

 С архимандритом Димитрием (Фантини) беседовал Сергей Мудров

7 ноября 2014

(25)

0 комментариев

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели