Основы православной культуры в начальной школе выбирают вдвое реже светской этики

Как преодолевают недоверие к ОПК волгоградские педагоги и священники

Спустя пять лет после введения курса ОРКСЭ в начальной школе не стихают дебаты по поводу самого распространенного выбора: основы православной культуры или светская этика? Не в пользу ОПК — настороженное отношение к предмету большинства родителей, а нередко и педагогов, призванных донести до детей ценности традиционной русской православной культуры. Среди прочих преград — дефицит опытных преподавателей и недостаток учебников в отдельных школах. О решении этих проблем, а также о разнице в подходах преподнесения вечных истин на уроках ОПК и светской этики, беседуем с председателем отдела религиозного образования и катехизации Волгоградской епархии игуменом Христофором Казанцевым, настоятелем Свято-Никольского прихода в Калаче-на-Дону протоиереем Димитрием Климовым и другими экспертами.

Модуль ОПК в Волгоградской области выбирают от 5 200 до 6 300 учеников в год, основы светской этики — более 13 000, таковы официальные данные последних лет. С 2000-го года во многих регионах России, в том числе в Волгоградской области, основы православной культуры преподавались в ряде школ факультативно. В 2011-2012 году в такой форме предмет изучали около 12 000 волгоградских школьников. Курсы повышения квалификации для преподавателей Основ православной культуры в «Волгоградской государственной академии последипломного образования» ежегодно проходят около 150 учителей, к моменту официального появления предмета в учебной программе профессиональную подготовку прошли 500 педагогов.

Статистика выбора ОПК в сельской местности на порядок лучше, чем в Волгограде и других крупных городах области. Объяснить это просто — в небольших сёлах священник лично знаком почти с каждым жителем и, как правило, поддерживает контакты со школой и учителями. Воскресная школа, учитывая дефицит спортивных секций, творческих и развивающих кружков, совмещает в себе функции религиозного и дополнительного образования. В итоге нет и той настороженности при выборе основ православной культуры в начальной школе, которую можно наблюдать в крупных городах.

Проблема недоверия к предмету здесь, по-прежнему, велика, — говорит председатель отдела религиозного образования и катехизации Волгоградской епархии игумен Христофор Казанцев:

— Нельзя сказать при этом, что кто-то там зажимает Церковь, — в целом-то наше общество сегодня нерелигиозное. Вокруг много неверующих людей, но если мы – священники — будем вести диалог со школами и родителями, то с каждым годом доля тех, кто выбирает ОПК, будет расти. Необходимо только преодолеть взаимную настороженность: все-таки у нас сегодня и священники боятся школ, и школы боятся священников. На уровне отдела катехизации Волгоградской епархии и областного комитета образования – полное взаимопонимание, теперь нужно  священнослужителям начать общаться с директорами школ и классными руководителями, а представителей сферы образования подтолкнуть к диалогу с представителями Церкви. Если мы сейчас не пойдем навстречу, то впоследствии у нас не будет никакого морального права говорить о духовно-нравственном воспитании детей.

На практике в отдельных школах нарушается право родителей на свободный выбор одного из модулей курса ОРКСЭ. Если директор и учителя образовательного учреждения не заинтересованы в преподавании основ православной культуры, проще бывает «подвести» большую часть класса к выбору, казалось бы, нейтральных в религиозном плане основ светской этики. Случается, что в выборе ОПК отказывают и семьям священников, такие факты не повсеместны, но они есть.

В качестве аргумента против изучения в одном классе сразу нескольких модулей родителям часто говорят о возможном разобщении детей, если делить их на христиан, мусульман и неверующих. Но такой сценарий редко встречается на практике, чаще всего весь класс выбирает какой-то один модуль либо предпочтения делятся между ОПК и основами мировых религий, ОПК и светской этикой.

Учебный предмет Основы религиозных культур и светской этики (ОРКСЭ) введен в программу российских школ для изучения в 4-м классе с 2012 года. Инициатором этого курса выступила Русская Православная Церковь. На выбор ученикам или родителям предлагается один из шести модулей, которые входят в ОРКСЭ: основы православной культуры, основы светской этики, основы мусульманской культуры, основы буддийской культуры, основы иудейской культуры, основы мировых религий.

Во многих школах до сих пор нет учебников по основам православной культуры. К слову, их стоимость составляет 360-420 рублей, для сравнения, учебник по основам светской этики стоит 250 рублей.

Эту проблему Церковь сегодня пытается решить собственными силами. Партии учебников по основам православной культуры приходы закупают за счет пожертвований и средств спонсоров, а затем передают в школы, которые в них нуждаются. Такую помощь практикуют: епископ Калачевский и Палласовский Иоанн, благочинный Камышинского округа Анатолий Карпец, настоятель храма Всех святых в Волгограде Игорь Малов и другие священнослужители. Калачевский Свято-Никольский приход в течение последних трех лет обеспечил учебниками по ОПК не только школы Калача-на-Дону, но и школы всего района.

Самой распространенной причиной предвзятого отношения к ОПК остается страх, что детей воцерковляют в процессе обучения. «Ты что их в монашки готовишь?», — слышит каждый второй сторонник основ православной культуры от оппонентов. Здесь стоит развеять иллюзии – в монахини попасть не так просто, даже при наличии осознанного, взвешенного решения, а вот вникнуть лишний раз в суть названия школьного предмета было бы полезно. Большинство родителей далеких от Церкви путает основы православной культуры с основами церковно-приходского образования, которое предполагает изучение догматического богословия и чина церковной жизни, — именно последние имеют прямой целью воцерковление человека.

— Религиозное воспитание в школе недопустимо в принципе, у нас светский характер образования, — комментирует ситуацию игумен Христофор Казанцев.  – К тому же оно невозможно вне Церкви, вне Исповеди, вне Причастия, без свободного выбора самого человека. Наша задача – открыть детям их внутренний мир, они должны понимать, что есть грехи, есть добродетели, есть страсти и пороки. Все хотят, чтобы дети были послушными, но самого слова «послушание» сейчас почти не встретишь в обиходе педагогики. А это добродетель, которую надо воспитывать педагогическими средствами. А трудолюбие? — дети сегодня склонны к праздному образу жизни, к лености. Но когда объясняешь родителям, что решение этих вопросов заложено в Основах православной культуры, на меня смотрят скептически, как будто я с проповедью в школу пришел. Цель педагога — мотивировать детей к духовной жизни и указать на Церковь как среду преображения и спасения человеческой личности, а дальше — дело личного выбора.

Согласно стратегии развития воспитания до 2025 года, утвержденной Правительством страны около двух лет назад, религиозные организации включены в список субъектов системы воспитания наряду с образовательными, культурными, спортивными и другими учреждениями. Иными словами, сегодня ничто не мешает педагогам и священнослужителям сотрудничать в духовно-нравственном воспитании детей, может быть, кроме отсутствия традиций в этом деле.

До Пасхи во всей Волгоградской митрополии планируется заключить трехсторонние договоры между благочиниями, районными управлениями образования и «Волгоградской государственной академией последипломного образования», где будут прописаны задачи каждой из сторон в совместной работе. В том числе подготовка учителей по основам православной культуры, экскурсии и другие мероприятия в рамках внеклассной работы; более тесное сотрудничество священников со школами, где они могли бы выступать в качестве консультантов для светских педагогов, преподающих ОПК или факультатив по предмету.

Димитрий Климов: Светскую этику можно сравнить с отрезанным от корня растением  

— Отец Димитрий, какова статистика выбора ОПК в Калаче?

— У нас выбирают неплохо, по Калачу почти 70% ОПК выбрали. Это специфика малых городов — выбирают лучше, чем в Волгограде. По району около 46% — ОПК, где-то 40% — светская этика и около 5% — основы мировых религий. В Калаче четыре школы, и в каждую меня приглашают на собрания – не без моей инициативы. А в Волгограде – у меня дети там учатся, младший и средний ребенок, — никакой презентации этого курса от священников не было, поэтому некоторые родители даже не понимают о чем идет речь. А здесь я растолковываю, разжёвываю, пытаюсь на все вопросы ответить, поэтому, видимо, и результат такой.

— Разжуйте и нам, почему иногда приходится наблюдать настороженность к предмету со стороны родителей, чего они боятся?

— Родители, во-первых, боятся, что это будет предмет богословский, духовный, часто путают его с основами православия, но ведь из самого названия видно, что это не так, что это основы православной культуры. Если бы предмет воспринимался как культурологический, то уже ряд вопросов снялся бы с повестки дня. Многие родители с Церковью себя совсем не отождествляют, несмотря на то, что сами они крещеные и детей приносят крестить. Сейчас без оглашения Крещение практически нигде уже не совершается, на этих беседах родителям и восприемникам говорится, что Крещение – это начало духовного пути человека, и чтобы он продолжался, их надо как-то вести по этому пути, воспитывать. И все родители радостно головами кивают, говорят: мы все это делать будем, но потом большинство из них не делает вообще ничего.

У меня первое время, когда этот предмет только вводился, было желание – если приходят ребенка крестить, прямо брать расписку с родителей, что они выберут впоследствии ОПК. И, я считаю, здесь не было бы никакого шантажа, это было бы совершенно логическим продолжением начала духовной жизни человека. А то у нас креститься готовы многие, а реально воспитывать в Православии детей никто не хочет.

— Какие еще бывают преграды на пути к выбору ОПК?

— Видимо, директора школ и некоторые преподаватели не хотят с этим связываться, потому что считают себя некомпетентными в этой сфере. Очень много зависит от личности учителя, если он  будет против этого модуля, он найдет способы и родителей в этом убедить, даже самых позитивно настроенных в отношении предмета первоначально. И, хотя сейчас уже отходят в прошлое времена атеизма, нужно учитывать, что многие учителя и директора еще в то время воспитывались, многие из них убежденные атеисты.

— Почему родителям зачастую проще бывает выбрать светскую этику и осознанно ли это происходит, на ваш взгляд?

— Некоторые родители думают, что светская этика — это светский этикет, наука о том, в какой руке вилку держать, в какой – нож, как даму пропускать вперед, но понятно, что это не этикет, а именно этика – философская наука о добре и зле и о том, почему именно добро человек должен выбирать, а не зло. Светская этика – этика не религиозная – она и так преподается в школе – это и предмет литературы, и обществознание, и история, да практически все гуманитарные предметы в какой-то степени затрагивают этику. Даже литературное произведение мы изучаем не с точки зрения филологического анализа, а с точки зрения моральной оценки поступков того или иного героя: или это Раскольников, или палитра персонажей в «Мертвых душах».

Так как этика – вещь достаточно абстрактная, нам необходимо владеть терминологией хотя бы поверхностно, иначе мы много чего не поймем, а у ребенка четвертого класса, — это очевидно, — какие там могут быть философские понятия? Детям все нужно объяснять на примерах, на образцах. Еще интересно, что многие апологеты светской этики считают, что это нейтральный в мировоззренческом аспекте предмет: есть религиозное мировоззрение — православие, иудаизм, ислам, а есть нерелигиозное — и его этические нормы преподаются в рамках светской этики. Так вот, дело в том, что это предмет не нейтральный, а довольно определенный в идеологическом наполнении – это просто-напросто атеистическое наполнение. В какой-то степени, это продолжение логики ОРКСЭ: есть православная культура, есть исламская, иудейская, а есть атеистическая. Так вот, тогда и надо было называть этот предмет – основы атеистической этики, а не светской. И все философы согласны с тем, что основы этики как таковой — религиозны, безрелигиозных основ этики, в принципе, быть не может.

— Чем отличаются подходы в презентации вечных истин на уроках ОПК и светской этики, ведь если разобраться, оба предмета учат детей хорошему?

— Все этические категории основаны на страхе, выгоде, благодарности и на любви. И как можно из нерелигиозного сознания вывести эти категории? Например, почитание родителей основано на благодарности, то есть, мы должны их любить, пока они в среднем возрасте, а в пожилом возрасте – ухаживать и присматривать за ними. Но что меня в этом мире должно заставить это сделать? В конце концов, я могу сказать: родители мне сделали то-то и то-то, и я вырасту и сделаю им то-то и то-то, но так, чтобы прям до конца ухаживать, помогать, я не должен, потому что — сколько они мне, столько и я им сделаю.

То же самое — как мы можем из нерелигиозного мировоззрения вывести простую этическую норму «не ври». Вот, учебник светской этики предлагает такую логику – не ври, потому что и тебе будут врать. И это предполагает, что тебе будут врать, когда твой обман раскроется, — тебя посчитают человеком нечестным и тебе будут врать. Единственное к чему это призывает — не ври плохо, а ври хорошо, чтобы твой обман не раскрылся, вот и все. Эти правила в основе своей религиозны, и если мы перекрываем этот канал, «закрываем люк», который смотрит в небо, выводит человека на категории Божества, то становится непонятно: а почему я должен это делать?  Все категории так называемой сегодняшней светской этики имеют христианские корни. И предмет должен их просто выхолостить, но сколько простоит это здание, если убрать фундамент?

— То есть, можно сказать, что светская этика это примитивизированный вариант ОПК?

— Не совсем так. Это похоже на урок биологии, когда отрезают от корня растение и приносят в класс, чтобы его изучать. И вроде первый урок еще пройдет нормально, пока оно сохраняет и цвет, и форму, потом оно засохнет и не понятно уже, что это такое. Сама по себе светская этика – это то, что отрезано от корня. Некое растение, которое остаточным сильным импульсом еще продолжает существовать, но основано оно на религии. Ну нельзя человека заставить быть добрым, объясняя ему все рационально, правилами общежития, если нет Высшего начала, Высшей справедливости, если нет Вечности, в свете которой человек свою временную жизнь рассматривает, все это будет искусственным.

Согласно принципам светской этики, получается, что человек — сам источник своих ценностей, и сам собой эти ценности может проверять, менять, испытывать. Это очень напоминает ницшеанскую концепцию о «сверхчеловеке». При этом, я не отрицаю, что атеист может быть нравственным человеком, но этические категории все-таки склонен выводить из религиозных истин.

— Какие аргументы в пользу ОПК вы приводите обычно на школьных собраниях?

— Очень серьезный аргумент, который помогает родителям осознать важность ОПК, —  православная культура неизменно связана с культурой России, и художественной, и литературной, и политической, и культурой отношений. То есть, если ребенок хочет понять культуру нашей страны, историю страны, он должен хорошо знать православие, или хотя бы его основы. Одному своему оппоненту в интернете я задал вопрос: вот, вы со своим ребенком бываете в Эрмитаже, в Русском музее, в Третьяковской галерее, как вы считаете, если он не будет знать библейских сюжетов, основы православной культуры, евангельских заповедей, как вы ему сможете объяснить весь комплекс этих произведений искусства, начиная с самого первого зала, например, который в Третьяковке посвящен русской иконописи.

Ведь сегодня стоит не только вопрос сохранения христианства, потому что оно по обетованию Христа незыблемо, так как было сказано, что даже врата ада Церковь не одолеют, и мы об этом даже не должны сильно напрягаться, заботиться, что христианство куда-то когда-то исчезнет. А вот то, что касается русской культуры, русского языка, —  Бог по этому поводу никаких обетований не давал, не говорил, что никакое зло не разрушит Русское государство. И мы – люди, для которых ценна русская культура, должны все усилия направить на ее сохранение, а чтобы ее сохранять, надо ее знать, а для этого нужно знать основы православия – это неизбежно. И дело не в том, что православие — это скрепы нашей государственности (мне этот термин тоже не нравится), а в том, что это некий код, ключ, который может открыть замок к пониманию нашей культуры и истории.

В отдельно взятом районе

Настоятель прихода Параскевы Пятницы, благочинный Кировского округа Волгоградской епархии иерей Алексей Зимовец:

— Мое заявление на выбор ОПК, когда наш ребенок учился в 4-м классе, школой было  проигнорировано, весь класс изучал светскую этику. Но я своему ребенку могу донести суть основных православных ценностей, а вот смогут ли другие объяснить… Хотелось бы, чтобы нам не вставляли палки в колеса и давали право выбора родителям, и учителя сегодня соглашаются, что право давать надо. Если необходимо, мы готовы не только покупать учебники, но и проплачивать повышение квалификации педагогов, ведущих этот предмет, пусть не всех сразу, но, допустим, обучение двух человек в год приход мог бы на себя взять. Что касается рабочих тетрадей, а они тоже не дешевые, — какую-то часть их мы также могли бы приобрести.

На родительском собрании я не собираюсь ругать светскую этику или основы мировых религий, достаточно лишь объяснить, что ребенок из этих курсов может почерпнуть. Учебник по основам мировых религий, например, рассказывая отдельно об исламе, буддизме, иудаизме, христианстве, подводит к мысли, что все они учат добру и призывают бороться со злом: – смотрите, дети, все одинаково. Но такой подход не учит уважать ни свою религию, ни чужие. Поэтому надо учить ребенка «своему», чтоб наши дети читали нашу классику: Достоевского, Пушкина; чтобы, переступая порог храма, не чувствовали себя чужаками; чтобы чувствовали, что это все мое, родное.

Учитель истории и обществознания МОУ СШ № 24 Кировского района, старший методист кировского отдела МОУ «Центр развития образования Волгограда» Наталья Бухарева:

— В нашей школе и, насколько я знаю, в Кировском районе, препятствий к выбору ОПК нет. Есть учителя, которые прошли курсовую подготовку; есть учебники Андрея Кураева, которые приобретаются централизованно по заказам муниципальных образовательных учреждений. В третьих классах учителя начальной школы проводят родительские собрания, на которых знакомят родителей с модулями курса ОРКСЭ, в библиотеках образовательных учреждений есть стенды, где представлена учебная литература, а далее — выбор только за родителями. Заявления на следующий год уже написаны, в школе три 4-х класса: изучать основы светской этики будут 24 человека, основы мировых религий – 50 человек. В текущем учебном году цифры приблизительно такие же. В последний раз выбор в пользу основ православной культуры в нашей школе был сделан в 2013-2014 году, предмет изучали 26 человек – примерно треть от общего числа учащихся 4-х классов школы.

Руководитель творческого объединения педагогов ОРКСЭ Кировского района Волгограда,  преподаватель истории МОУ СОШ № 110 Андрей Рожков:

— Из тринадцати школ района в пяти в этом году изучают модуль ОПК, в двух из них основы православной культуры выбрали практически 100% учеников 4-х классов, еще в трех школах – приблизительно 30-40%. На мой взгляд, с опаской к предмету до сих пор относятся родители. Презентация основ православной культуры проходит на достойном уровне, а вот на следующем этапе что-то не срабатывает. Остро стоит проблема учебников по основам православной культуры, сейчас мы ведем переговоры с Кировским благочинием, которое готово помочь с их закупкой. У педагогов ОРКСЭ, в том числе модуля ОПК, до сих пор возникает много вопросов. В частности, как правильно преподнести тему со светской точки зрения, есть проблемы с методикой преподавания, даже у тех, кто проходил курсы повышения квалификации. Наше объединение создано в начале текущего учебного года и координирует работу педагогов ОРКСЭ в районе, оказывает им методическую поддержку, помогает учителям готовиться к конкурсам духовно-нравственной направленности; решает другие вопросы, связанные с преподаванием курса.

Екатерина Ландина

(381)

0 комментариев

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели