Первой духовной дочерью архимандрита Кирилла (Павлова) была жительница Переславля-Залесского

Архимандрит Кирилл (Павлов)

Архимандрит Кирилл (в миру Иван Дмитриевич Павлов) хорошо известен жителям Волгограда. Защищая родину во время Великой Отечественной войны,  командир взвода Иван Павлов  обратился к вере именно во время Сталинградской битвы. Неся караульную службу в разрушенном Сталинграде в апреле 1943 года, среди развалин дома Павлов нашёл Библию.

Лейтенант Павлов участвовал в боях за Румынию, возле озера Балатон в Венгрии. Закончил войну в Австрии. Дважды ранен. Награжден боевыми орденами и медалям. Демобилизовался в 1946 году.
Сразу после армии поступил в Московскую духовную семинарию, затем в Московскую духовную академию.
25 августа 1954 года был пострижен в монашество в Троице-Сергиевой лавре, с 1965 года — духовник монашеской братии. Возведён в сан архимандрита. Позже стал духовником Патриарха Алексия II. 20 февраля 2017 он преставился ко Господу.

Одной        из первых духовных дочерей отца Кирилла была монахиня Таисия (Житникова) из города Переславля-Залесского. Митрополит Волгоградский и Камышинский Феодор во время своего епископского служения в Переславле много сил и энергии отдавал почитанию тех, кто спас Русскую Православную Церковь от гибели. Публикации о таких людях часто появлялись в епархиальном журнале «Ковчег», который издавался по благословению епископа Переславского и Угличского Феодора. Предоставляем вашему вниманию одну из них.

Матушка Таисия

История о том, как матушка Таисия, а тогда молодая переславская жительница Тамара Житникова, стала духовным чадом отца Кирилла Павлова такова.

— У меня был несчастный случай – погиб племянник, — рассказывает матушка Таисия. Он окончил училище, и его послали на практику  в Семибратово. Там его с техникой безопасности не познакомили, и он о балку стукнулся головой. Сразу насмерть, только крикнул «мама!».

Мы очень жалели его. Попросили матушку из Сергиева Посада читать у нас сорок дней псалтырь. Я спросила ее: как мне поступить.  А она: что ты у меня спрашиваешь, ты спроси у духовного отца.

— А где его взять?

— В Лавре.

А я еще в Лавру не ездила. Вот она и говорит, поедем со мной. К кому первому подойдем, того и проси.

И вот на пасхальной неделе у меня отпуск был. Поехали мы в Лавру. Поехала с нами и моя мама. Она раньше принимала много странников богомольцев. Тогда много монахов, священников из лагерей возвращались. Мы от них много о Боге узнали.

Приехали вечером, и на следующий день пошли на позднюю службу. Отец Кирилл в Трапезном храме заканчивал раннюю службу.

— Мы подошли к нему, благословение взяли. Псаломщица говорит: батюшка, вот у этой девочки нет духовного отца. Возьми ее. А он отвечает: Я очень слабый  и духом и телом.

Она говорит: батюшка, это благословение Божие. Он говорит: я спрошу у своего духовного отца. В это время архимандрит Петр духовником Лавры был. Он с Афона, статный, старый.

Спросил, как меня зовут. Я говорю: Тамара. Он: приходи после литургии на общую исповедь, а я потом подойду.

Приходим мы в надвратный храм.  На пасхальной неделе мало исповедников было, человек десять. Батюшка старенький Мефодий, исповедь принимал: — Грешна против первой, второй, третьей  заповедей? – Грешна. – Грешна против четвертой, пятой, шестой заповедей? – Грешна. Быстро так всех отпустил.  А послушник Афанасий, сейчас он уже умер, ключами гремит, выходите, сейчас буду закрывать. Ну, думаю, все. Вижу, батюшка Кирилл идет. Взял ключи у Афанасия, его отпустил.

Первые ученицы старца, Тамара (мон.Таисия) Житникова внизу слева, 1962

Спросил мою биографию, поисповедовал, и говорит, иди на службу, причащайся, а после службы подойдешь на проходную, я тебе дам иконки, книжечки. Вот с этого у меня и началось.

И стала я к нему ездить. Нас было четыре девушки. Одна из Воскресенска, две из Москвы и я. Как оказалось, мы были первыми духовными дочерями батюшки. Все потом стали монахинями. Отец Кирилл  говорил, вы должны быть как одна душа и одно тело. Мы приезжали в Лавру, снимали одну комнату, делились всем.

На Пасху такую нам радость давал! Монахам давали кулич и ячейку яиц. Так он позовет нас в комнатку, и там нас всем этим угощает. А чтобы мы не разговаривали, читал нам стихи покаянные.  Жалел нас, баловал.

Матушка рассказывала, что отец Кирилл часто приезжал в Переславль-Залесский.

— У нас был свой дом, а у других девушек квартиры. И у меня много скорбей было с близкими. Вот он и утешал. Много лет подряд приезжал в день памяти моей мамы, чтоб отслужить панихиду у нее на могиле. Всех помянет: зде лежащих и повсюду православных.

Мы просили его пораньше постричь нас в монашество. Он отвечал: я тайны не люблю.

Все случилось, когда время пришло. Я подала прошение в Ярославле на имя правящего архиерея. И так получилось, что в епархии меня постригать было некому, поскольку меня никто не знал. Архиерей сказал: — Придется отца Кирилла просить.

Вот уж для меня была радость!

Столько всего возле батюшки узнала, видела силу его молитв. Вот только один пример. Одна монахиня собиралась уходить из монастыря. Была она очень вся напряжённая, мрачная, раздражённая. Батюшка её принял. Долго с ней беседовал. Когда она вышла от него, то просто сияла от доброты и умиротворения своего. Она сказала, что конкретного указания в своих действиях она не получила. Батюшка не стал уговаривать её, навязывать своего мнения, не сказал ей, уходить или не уходить, но даже при этом, когда она вышла от батюшки, то никакой скорби в ней не осталось. Ей стало легко и ясно. Бес уныния и разделения оставил её, и она решила возвратиться обратно в монастырь. Но это было уже как бы её решение. Отец Кирилл надавал ей гостинцев. Не так давно я встретила ту матушку, и она до сих пор помнит ту встречу с батюшкой и благодарна ему. Говорит, что она до сих пор в монастыре и молится по его чёткам.

Много лет матушка Таисия ездила с отцом Кириллом и другими его духовными чадами на юг, где батюшка лечился. Перед тем, как отправляться на последнее лечение, откуда его уже с инсультом привезли, он всех близких собрал в Переделкино, человек сорок, сделал наставление. Говорил около часа. Много напомнил нам из Евангелия и Апостола наизусть – как нам надо жить, как любить, как прощать. А потом стал торопить людей, сказав, что времени у него осталось очень мало, и даже на редкость с нетерпением: «Побыстрей, побыстрей, у меня секунды, секунды уже остались». Все ощутили эту тревогу и необычность происходящего.

Про наши времена отец Кирилл всегда говорил: «Молитесь, никого не осуждайте, и держите ухо востро». Батюшка никогда не жаловался, а если ему кто начнёт в его болезни сочувствовать, он говаривал, успокаивая тревогу: «Мне-то что? Святейший вот. Ему трудно. Он жалеет меня. Придёт и спросит: «Батюшка, как ты чувствуешь себя?» А я ему: «Лик святый, я-то что? Лежу и лежу. Вот Вам-то как…»

Как известно, похоронили отца Кирилла в Троице-Сергиевой Лавре. В самом центре. Возле его могилы, как и при жизни, всегда много людей.

Матушка Таисия тоже умерла. Встреча, когда матушка Таисия рассказала нам о своем духовном отце, стала нашей последней встречей. Через несколько месяцев она скоропостижно скончалась. И хоть матушка по условиям времени никогда не жила в обители, похоронили ее в Никольском монастыре города Переславля-Залесского.  Потому что монахи своих не бросают.

Эльвира Меженная

(79)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели