Таинство Креста Христова

В христианской традиции Крест является главнейшим символом и основным священным предметом, Его почитание приравнивается к почитанию Самого Христа. Этот образ пронизывает все ритуальное пространство христианской жизни от храмовых глав до нательного символа-подвески. Для христиан Крест является таинством, так как связан с предвечным таинственным замыслом Бога о своем творении. Таинство это вызывает трепет, поскольку несет в себе идею самоуничижения Божества, которое в некотором смысле начинается уже с момента сотворения иного, дарования ему свободы самоопределения, и завершается в искупительной жертве Христа. Христианский Абсолют ограничивает, уничижает, умаляет Себя ради Своего творения, и в этом заключена Его абсолютная мудрость.

Знак креста, наличествующий во многих древних культах, в христианстве раскрывает всю свою сокровенную глубину, становясь орудием Божественного умерщвления и как бы целью земного пути воплощенного Бога и всего сотворенного. Священная история от того и является священной, что развертывает в своих событиях вечные Божественные замыслы. Об одной из таких историй повествует Библия. В первозданном саду было Древо Жизни и иное, противоположное, Древо Познания или Смерти. Был человек, могущий утвердить себя в одной из этих противоположностей, вкусив плоды от Древ. Указан Богом был и верный путь для человека к совершенству через постепенное утверждение в первом и своевременное безвредное познание второго (так учат мудрейшие из древних богословов), ведь совершенство должно охватывать все противоположности. Заструилось течение истории, по одному из бесконечных замыслов Бога (ибо иного течения у истории быть не может), и человек, не утвердив в достаточной мере свое бытие в жизненной стихии, вкушая от Древа Жизни, погрузился в познание смерти и связанных с нею страданий, вкусив плод от Древа Познания. От познания же этого рождалась не столько  мудрость, сколько один лишь страх смерти и осознание бессилия достичь высшей цели заданной Богом. В творении утвердилась разрушающая все живое власть смерти и власть того, кто научил человека этому неразумному пути, кто именуется «Князем сего мира».

Но, в общении с Божественным, человек стал смутно прозревать жертвенный смысл страданий и смерти. Смысл жизни в том только и заключается, чтобы она стала жертвою для Бога, чтобы она всецело была посвящена Богу, а на вершине этого жертвенного пути – страдание и смерть, с Богом соединяющие. Поэтому древний человек и устраивал храмы с жертвенниками, на которых жизни животных и даже людей посвящались и передавались богам. Религия наполняла человеческую жизнь смыслом и порядком, ибо связывала человека с Богом.

В древних религиях земная стихия жизни устремлялась в небо, к Богу, ожидая, что Бог ее примет и Сам изольется в нее и наполнит ее Собою, Своей вечной небесной Жизнью. И вот, дождавшись наивысшей степени религиозной жертвенной напряженности, когда человечество познало в достаточной мере жертвенный смысл страданий и смерти, Бог подтвердил это познание делом. Сам став смертным и подверженным страданию человеком, положил предел хитрости и могуществу Дьявола, силу смерти уравновесил с силой жизни своею жертвенною смертью и славным воскресением. И равновесие этих противоположностей выразил внешне, вознесясь на Кресте Своем и как бы примиряя два древних райских Древа между собой в нем, в Кресте, соединил. Скрепил же это соединение своей пригвожденной плотью и украсил пролитой кровью. Он излил свою Божественную животворящую кровь, призвав: «Пийте от нея вси, сия есть кровь моя новаго завета», и положив тем самым начало приобщения человечества к Его Божественной жизни, Своею смертью устроил возможность вечной жизни для человека. Вися на Кресте, Бог явил человечеству великую тайну, которую человечество не захотело познать в Раю, что жизнь имеет только один единственный смысл, состоящий в том, чтобы отдать ее Богу. А смерть и страдания возникшие от Древа Познания не являются злом, а лишь способом жертвенно отдавать себя Богу, искаженным несвоевременностью его употребления. Ибо плод от Древа Познания, при правильном его употреблении, открыл бы человеку возможность понять смысл жертвенной любви, которая заполнила бы всю жизнь человека, готового отдать ее Богу без остатка, то есть готового ради Бога на все, на страдания и смерть.

Итак, крест Христов есть великая сила связывающая жизнь и смерть в единое целое, он есть таинственный знак, являющий достигнутым древний замысел Бога, желавшего с помощью двух Древ даровать своему творению жизнь и открыть познание ее смысла как жертвенной любви. И то единение двух Древ, которое не смог совершить первозданный человек, премудро совершил Сам Бог.

Иерей Григорий Мусохранов,

настоятель храма Святой Троицы

Тракторозаводского района Волгограда

(34)

0 комментариев

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели