Утреня, ее история, чинопоследование и духовный смысл

Утреня, чинопоследование и духовный смысл

Оригинал: http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/voskhodu-solnca-i-solnca

Мы беседуем с кандидатом богословия, заведующим библейской кафедрой Саратовской духовной семинарии Алексеем Кашкиным о православном богослужении. Тема нашего сегодняшнего разговора — утреня, ее история, чинопоследование и духовный смысл.

— Всему живому свойственно откликаться на восход солнца, и человек не исключение; но человек при этом разумен и духовен. Утреннее богослужение, наверное, издревле пришло в нашу церковную жизнь?

— Да, переход от ночи ко дню освящался богослужением с ветхозаветных времен, а у христиан утреня появилась в первые века христианства. Конечно, изначально ее чин отличался от сегодняшнего: от того времени в нашем чинопоследовании остались только отдельные псалмы, например, псалом 62, воспетый Давидом в пустыне Иудейской:Боже, Боже мой, к Тебе утренюю, возжада Тебе душа моя. С древних времен лучшие духовные поэты, гимнописцы — например, Роман Сладкопевец — составляли песнопения для утрени. Сегодня утреню можно назвать основным богослужением суточного круга (напомним, что Божественная литургия не входит в суточный круг): она самая продолжительная, и именно на нее приходится максимальное количество праздничных песнопений. Студийский и Иерусалимский уставы закрепили утреню в современном виде, а с момента появления Иерусалимского устава Церковь в особенно торжественные дни — воскресные, великие праздники и дни памяти наиболее почитаемых святых — совершает ее в составе всенощного бдения, то есть вечером.

— С какого момента всенощного бдения начинается утреня?

— Возглас «Благословение Господне на вас» относится еще к вечерне. Начало утрени — ангельское славо­словие и за ним чтение шестопсалмия. Почему эти шесть псалмов — 3-й, 37-й, 62-й, 87-й, 102-й, 142-й — читаются именно в начале утрени? Первая часть всенощного бдения, вечерня — это символическое изображение ветхозаветной истории, а утреня символизирует Новый Завет, пришествие в мир Спасителя. Шестопсалмие — это переход к Новому Завету. Оно отражает несчастное, греховное состояние падшего человечества, узнавшего уже о рождении Богомладенца (вот почему шестопсалмие предваряется ангельским славословием Ему (Лк. 2, 14): Слава в вышних Богу, и на земле мир), но не услышавшего еще евангельской вести во всей ее полноте. Шестопсалмие, как говорит Типикон,— это беседа души с Богом. Человек обозревает свою жизнь, просит Господа простить его грехи, избавить его от бедственного положения. Для человека очевидна связь между его бедами и его собственными грехами, и он, страдая, обращает к Богу свой молитвенный покаянный вопль. Шестопсалмие призвано вернуть нас с небес на землю: от радости празднику, которым проникнута вечерня, к реальной картине нашего недостоинства. К радости мы вернемся чуть позже — во время полиелея.

— Что ждет нас после шестопсалмия?

— Мирная ектения («Миром Господу помолимся…»), такая же, как и на вечерне. И затем песнопение Бог Господь, и явися нам (Пс. 117, 27). Эти слова из псалма символически указывают на Пришествие в мир Спасителя. Далее поются тропари празднику, который уже настал. И затем читаются кафизмы, то есть определенные части Псалтири. Как уже сказано, утреня символически изображает новозаветное время — время по Пришествии Христа; а псалмы — это ветхозаветные тексты. Поэтому момент чтения Псалтири перед полиелеем может восприниматься как подготовительный и отчасти покаянный.

— Что такое полиелей?

— Это наиболее торжественная часть не вседневной, а именно праздничной утрени, то есть той, что в нашей практике совершается накануне праздников и вечером в субботу. В это время храм максимально освещен; совершается каждение всего храма; псалмы, которые поются на полиелее, прославляют, хвалят Господа. В состав полиелея входят псалмы 134‑й (Хвалите имя Господне, хвалите, раби, Господа) и 135‑й, в котором много раз повторяется припев или рефрен яко в век милость его. По-гречески милость — «элеос». А «поли» означает «много», отсюда и само слово — полиелей.

Затем в храме звучит величание праздника. По субботам прославляется воскресный день — день, когда мы воспоминаем Воскресение Христово — и к полиелею добавляются воскресные песнопения. Если уточнить терминологию, то полиелеем надлежит называть лишь эти два псалма — 134‑й и 135‑й, но не будет большой ошибки, если мы назовем полиелеем всю наиболее торжественную и радостную часть утрени — до канона. То есть именно ту часть, которая приобщает нас к событию праздника. Здесь звучит прокимен, стихира праздника; читается Евангелие праздника, по субботам — те страницы, которые повествуют о Воскресении Христа. Это сердцевина утреннего богослужения. А затем читается молитва литии (напомним, что лития — усиленное моление на вечерне) «Спаси, Боже, люди Твоя», в которой перечисляются имена наиболее чтимых святых. С 2011 года — с момента учреждения празднования Собору Саратовских святых — мы, саратовцы, слышим в своих храмах имена тех из них, кто входит в Собор.

— Теперь о каноне утрени…

— Канон — это сложное гимнографическое произведение, состоящее в нашей практике из восьми песней. Его содержание — разностороннее осмысление празднуемого события; он показывает событие праздника в разных смысловых аспектах. В каноне находят отражение многие богословские идеи, связанные с празднуемым событием. Именно поэтому канон можно назвать центральным песнопением праздника.

Многие каноны написаны выдающимися церковными авторами VII-IX веков и по сей день занимают достойное место в нашем богослужении. К канону утрени нужно относиться максимально внимательно: к сожалению, в практике у нас во время канона совершается елеопомазание, которое отвлекает многих прихожан и мешает им воспринимать слова канона.

— Многим нашим прихожанам свойственно некое потребительское или даже магическое отношение к этому действию. Человек, у которого нет времени или желания стоять всю всенощную, норовит забежать на одно только помазание — и дальше по своим делам. А есть ли в таком забегании смысл?

— Обряд помазания на утрене давний, он известен с XIII–XIV века. Правда, тогда он совершался не во время, а после утрени. Как уже сказано, утреня была тогда другой, наиболее торжественным ее моментом, вершиной был именно конец, и за ним следовало помазание. При этом елей брали из лампады, горящей перед иконой праздника. Таким образом, это была своего рода печать, приобщение человека к торжеству Церкви. Сейчас у нас помазание совершается тоже после самой торжественной части утрени, но не в конце: оно совмещается с целованием Евангелия и иконы праздника, которое в старину предписывалось совершать после величания. Масло при этом используется то, которое освящалось на вечерне, хотя освящение на вечерне по смыслу — это именно освящение пищи (вспомним: «Благослови хлебы сия, пшеницу, вино и елей…»). Но, как и в минувшие века, этот обряд приобщает христиан к радости, к празднику. Никакого дополнительного смысла в помазании нет. С этой точки зрения, игнорировать праздничное богослужение и забегать в церковь на одно только помазание — действие, лишенное смысла. Помазание елеем на утрене не является таинством, елей не обладает целительным действием. Беда наша, наверное, в том, что у нас нет подлинного внимания к богослужению, к молитвословию, к тем смыслам, которые оно содержит, и потому наше сознание ухватывается за действие, за что-то вещественное — это легче воспринимается.

— И все же мы ждем не только помазания. Мы всегда с волнением ожидаем, когда запоют «Честнейшую херувим» и зазвонят в колокола…

— Песнь Пресвятой Богородицы «Величит душа моя Господа» с припевом «Честнейшую херувим и славнейшую без сравнения серафим» — это, к сожалению, единственная из девяти библейских песней, которые раньше пелись на утрене и которые поются теперь только Великим постом. Возможно, она оказалась выделена из всех, потому что Богородица почитается гораздо больше всех праведников Ветхого Завета. «Честнейшую херувим…» — это на самом деле ирмос Космы Маюмского, написанный для девятой песни Канона Великой Пятницы, но он стал жить своей, отдельной от бого­служения Страстной Седмицы жизнью и поется теперь с Песнью Богоматери. Эта песнь во время утреннего богослужения — свидетельство особого, сугубого почитания Богородицы; Великим постом она поется с земными поклонами.

— Мы приблизились к самому радостному моменту утрени: к возгласу священника «Слава Тебе, показавшему нам свет» и к Великому славословию…

— Это, по сути, вторая вершина утрени после полиелея. Великое славословие «Слава в вышних Богу, и на земле мир, и в человецех благоволение» — это очень древний текст, примерно IV века, он составлен из многих библейских стихов: на всяк день благословлю Тя (Пс. 144, 2), благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим (Пс. 118, 12). Очень красивое песнопение, торжественный момент. Как и во время полиелея, храм максимально освещен — включается паникадило. Возглас «Слава Тебе, показавшему нам свет» — это благодарность Богу за наступление нового дня.

В конце утрени, перед отпустом, мы слышим песнопение «Утверди, Боже, святую православную веру…». В старину оно было многолетием, провозглашаемым государю, патриарху, архиерею. Отпуст — краткое молитвословие, начинающееся словами «Христос истинный Бог наш…». Это итог всего богослужения, черта, которую подводят под ним. И это пастырское благословение верующим после богослужения.

Газета «Православная вера» № 22 (522)

Алексей Кашкин

Марина Бирюкова

(315)

0 комментариев

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели