Жизнь, полная действительной любви

 

К 100-летию мученического подвига Николая Попова

Статья подготовлена на основе монографии ростовского краеведа Дмитрия Щербака «Земной путь священномученика Николая Попова». Некоторые факты, разъясняющие обстоятельства жизни и гибели отца Николая, публикуются впервые.

Николай Харитонович Попов родился 3 мая 1864 года в станице Урюпинской Хопёрского округа в семье урядника станицы Преображенской Харитона Ивановича Попова и дочери потомственного священника Александры Петровны. Его крестили 9 мая того же года в Урюпинской Вознесенской церкви.

В станице семья жила в собственном доме на Урюпинской ярмарочной площади (ныне район площадей Комсомола и Ленина города Урюпинска Волгоградской области).

Отпуск проводили и часто гостили у родителей жены в станице Мигулинской (ныне Ростовская область), здесь же у дедушки и бабушки некоторое время жил маленький Николай.

Вероятно, уклад жизни в семье дедушки-священника навсегда запал в сердце маленького Николая и наложил отпечаток на формирование мировоззрения и образ мышления будущего священнослужителя. Отец Петр (дедушка по материнской линии) скончался после тяжелой болезни, когда Николаю было шесть лет.

В одном из писем отец Николай уже в 1916 году сформулирует жизненное кредо семьи: «…чего мы все желали, к чему стремились всею душею – это к спокойной, полной взаимности, полной действительной любви, приятной, честной жизни христианской…». Православие, духовность, любовь к ближнему и нравственность – это те постулаты, на которых строились отношения в семье Поповых.

В семье, где рос будущий священномученик, воспитывалось десять детей: Екатерина, Николай, Петр, Неонила, Александр, Серафима, Иоанн, Мария, Ольга, Мария (умерла в период 1886-1889 гг., в семье её ласково звали Мария Магдалина).

Окончив 6 классов Новочеркасской гимназии, Николай Харитонович решает поступить в Харьковское земледельческое училище. Но так как в гимназии не проходил химию и ботанику, знание которых требовалось для поступления в 3-й класс, то к приёмным испытаниям был не допущен, но остался при училище и готовился к поступлению.

Впервые оказавшись вдалеке от родных и близких, он был удивлён и разочарован окружением: «От товарищей путнаго ничего не услышишь, они помышляют о водке, девчатах и т. п., рассуждают о вреде поста, молитвы и т. д. …надеюсь, конечно, с Божиею помощью устоять против всех этих невзгод…».

Училище Николай Попов закончил «одним из первых», планы продолжить учёбу в Петровской сельскохозяйственной академии не осуществились из-за высоких требований к материальной обеспеченности поступающих.

После прохождения воинской службы в 1891 году Николай Попов поступает в пятый класс Донской духовной семинарии, где «…с усердием, с глубоким интересом изучает он богословие… с юношеским энтузиазмом увлекается идеей пастырского служения народу». Семинарию он окончил в июне 1893 года и женился на дочери священника Зинаиде Георгиевне Желткевич.

Матушка Зинаида стала верной спутницей и помощницей отца Николая. Посещала больных женщин, помогала страждущим. Вместе они растили дочерей Феодору, Елену, Юлию, Марию, Александру и сына Николая.

Архиепископом Донским и Новочеркасским Макарием (Миролюбовым) 12 сентября 1893 года рукоположен во диакона к Успенской церкви станицы Аксайской. 6 ноября 1894 года архиепископом Донским и Новочеркасским Донатом (Бабинским) рукоположен во священника к молитвенному дому во имя Успения Божией Матери хутора Колодезного станицы Мигулинской.

При молитвенном доме в 1895 году была открыта одноклассная церковная школа грамоты на 80 душ, через год отец Николай подал ходатайство об открытии в хуторе второклассной школы с сельскохозяйственным отделением. В ее устройстве принял участие церковный благотворитель Николай Иванович Бáтырев. «В память священного коронования Их Императорских Величеств» школе присвоено имя императора Николая II. В её состав вошла и прежняя церковно-приходская школа, отец Николай состоял в них заведующим и законоучителем (1896–1901).

При школе была организована сельскохозяйственная ферма.  В начале 1900 года по просьбе отца Николая средства на травосеяние, пчеловодство и шелководство пожертвовал святой праведный Иоанн Кронштадский.

За прямоту и честность батюшку пытаются выжить. Он завоевал любовь простых казаков, бедноты, низов, но не ко двору пришелся для верхов станичной администрации, помещикам, купцам. Отец Николай пишет об интригах, которые плелись вокруг него, переживает за храм и ферму, надеясь с Божией помощью преодолеть преграды, возводимые корыстными людьми.

После шести лет службы в хуторе Колодезном отец Николай вынужден подать прошение о переводе. Духовную ниву он передал младшему брату Иоанну, который с 1898 года был одним из его помощников.

В апреле 1901 года, батюшку переводят в Иоанно-Богословскую церковь хутора Верхне-Гнутов станицы Есауловской. Стараниями прихожан на церковной усадебной земле ещё в 1896 году был построен деревянный дом крытый железом, в котором отец Николай прожил со своей семьёй почти восемнадцать лет.

Он был заведующим и законоучителем Верхне-Гнутовской, Соколовской и Бирюковской церковно-приходских школ, Елкинской (Елкино-Асеевской) школы грамоты.

При Верхне-Гнутовской школе преподавали рукоделие, девочки обучались шитью, вязанию, вышиванию, плетению кружева, изготовлению скатертей, головных платков, шарфов, рукавиц и искусственных цветов.

Отец Николай проходил должности цензора проповедей по Цимлянскому благочинию (1906–1908), Цимлянского благочинного (1906–1910), с 1901 года  – члена 2-го Донского окружного отделения Епархиального училищного совета, с 1914 года – духовного следователя по Обливскому благочинию и члена Обливского благочиннического совета.

«За отлично-усердное прохождение пастырского служения» был награждён камилавкою (1904) и наперсным крестом (1908), «за двадцатилетнее прохождение должности законоучителя в церковно-приходских школах» орденом Святой Анны 3-й степени (1914). С 29 июня 1917 года – протоиерей.

На приходе батюшка выстроил школу, организовал хор, вел религиозно-нравственные чтения, приобрел волшебный фонарь – аппарат для проекции изображений. Прихожанам старался оказывать посильную медицинскую помощь. «…Лечит он бесплатно, осторожно, тяжело-больных направляя к специалистам, и около гнутовского батюшки, как около земской больницы, всегда стояли подводы с больными. Всех их он лечит и лекарством, и добрым словом, и советом…» (Дегтевский. Два брата // Донская волна. 1919. № 31 ).

В 1908 году при церкви уже действовала своя библиотека с книгами для чтения, а также с журналами и книгами религиозного и миссионерского содержания.

Как человек наблюдательный, отец Николай понимает причины народных зол. Он и сам претерпевает материальную нужду и тяготы жизни, с ней связанные. В ведомости о церкви за 1915 год указано, что дом, в котором живет отец Николай, обветшал и требует ремонта.

В 1907 году батюшка открывает одно из первых в округе кредитных товариществ, трудится в нём сам, ему помогает семья. К 1914 году во 2-м Донском округе оно было одним из крупных: в нём состояло более 1400 человек, баланс товарищества составлял 180 909 рублей.

Наступили времена тяжёлых потрясений. События Гражданской войны были неразрывной частью русских революций 1917 года. На Дону они приняли особенно ожесточённый характер и оказались более продолжительными и разрушительными, чем в других районах страны.

О последних днях жизни отца Николая мы находим сведения в еженедельнике «Донская волна» в неоднократно цитируемой статье его племянника Алексея Павловича Кожина (псевдоним – Дегтевский).

В начале 1919 года Красная армия вела наступательные действия на Дону. Гнутовцы уговаривали батюшку покинуть хутор перед приходом красных. Но тиф свирепствовал по хуторам, батюшка не слезал с повозки и напутствовал смертельно больных прихожан. И как результат – заболел сам. Без сознания его уложили на повозку и пытались увезти, но были настигнуты красными в соседнем хуторе. Больного батюшку на улице подобрал учитель, который признал своего наставника по Колодезянской школе, и оказывал помощь, пока не приехала матушка и не забрала домой.

Не дожидаясь полного выздоровления, он стал совершать богослужения у себя в доме, куда несли к нему больных; крестил, совершал отпевание усопших и другие требы. Вскоре местный ревком арестовал отца Николая и держал под арестом в хуторе. И сюда приезжали подводы за батюшкой. Под конвоем водили и возили отца Николая от одного больного к другому. Далее его перевели на станцию Морозовскую.

Из тюрьмы он писал детям, чтобы они простили всë своим врагам, простили и его мученическую смерть.

Морозовский трибунал вынес приговор – «на пески». Ходатайства не помогли. 26 марта батюшка из окна показал жене на «песок», и больше его не видели.

Летом разрывая сотни могил, замученных большевиками «на песке», среди покойников дочь угадала отца Николая с разбитой головой и рассечëнной шеей. Его похоронили в ограде храма хутора Верхне-Гнутов.

17 июля 2006 года в день памяти святых Царственных страстотерпцев на заседании Священного Синода по представлению Ростовской епархии отец Николай Попов был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских. Обретение мощей священномученика Николая Попова состоялось в день памяти преподобного Харитона Исповедника 11 октября 2006 года в хуторе Верхне-Гнутов Чернышковского района Волгоградской области.

Подготовила Екатерина Ландина

(166)

Комментарии (0)

Нет комментариев!

Комментариев еще нет, но вы можете быть первым.

Оставить комментарий

Ваш e-mail опубликован не будет. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели