ЖИЗНЕОПИСАНИЕ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ЯКОВА ГОРОХОВА


Семья и учёба

Яков (Иаков) Петрович Горохов родился в 1880 году в городе Камышине Саратовской губернии в семье потомственных священнослужителей. Его отец Пётр Яковлевич Горохов, преподавал арифметику в Камышинском Духовном училище, а в 1891 году он был назначен епархиальным миссионером и приписан к Астраханскому кафедральному собору, где прослужил 16 лет.

Священник Иаков Горохов в 1911 году закончил Московскую Духовную академию со степенью кандидата богословия и вернулся в Астрахань. Здесь и началась его деятельность на посту епархиального миссионера-проповедника.

Епархиальный  миссионер 1913  год.

Указом Святейшего Синода от 24 августа 1913 года за № 13366 священник Иаков Горохов был назначен на должность епархиального противосектантского миссионера-проповедника в Саратовскую епархию.[1] Он сменил на этой должности протоиерея Павла Соколова, которого назначили в церковь Саратовского Крестовоздвиженского монастыря. Пожилой и умудренный опытом протоиерей в тяжелые для страны годы стал архиепископом Петром (Соколовым), и возглавлял Сталинградскую епархию с 1930 по 1935 год. В 1936 году после двух арестов его перевели на Воронежскую кафедру, где он, прослужив меньше года, был арестован третий раз и расстрелян богоборцами.[2]

Уже через неделю, 3 сентября был созван съезд миссионеров Саратовской епархии, куда собралось около 50 человек. Кроме Горохова был противораскольнический епархиальный миссионер священник Игнатьев, 9 уездных и 37 окружных миссионеров. Съезд работал два дня. В первый день утром председательствовал епископ Саратовский и Царицынский Алексий (Дородницын), остальное время его заменял ректор Саратовской семинарии архимандрит Серафим. Секретари вели журналы, для записи решений съезда, которые потом были «почтительнейше представлены на благоусмотрение Его Преосвященства». Всего составлено 20 журналов, которые опубликованы в Саратовских епархиальных ведомостях.[3]

Епархиальный миссионер Горохов составил подробный «Список сект существующих в Саратовской епархии с обозначением характерных особенностей каждой из них». Он указал 11 местных сект с краткой характеристикой. Епархиальный миссионер организовал регулярные выезды походных церквей по тем сёлам, где не было храма. Дважды устраивались народно-миссионерские курсы в декабре 1913 года в селе Антиповка, Камышинского уезда и в феврале 1914 года в самом Камышине. Если сделать выводы из этих двух семинаров, то можно выделить следующее: епархиальный миссионер вёл беседы по наиболее важным заранее подготовленным темам; слушатели и местные священнослужители с нетерпением ждали его приезда; для участников приготовили небольшие подарки; оба раза на занятия приходили сектанты.

Помощь беженцам и раненым 1914-1916 год.

Война с Германией коснулась и Камышинского училища., где священник Иаков Горохов преподавал Закон Божий. В первый же год войны трое преподавателей были призваны на действительную военную службу – в частности учителя математики, пения и гимнастики. Среди учащихся были беженцы из западных районов, а некоторые старшеклассники уже получали повестки о призыве на военную службу.

11 марта 1915 года протоиерей Иаков Горохов и священник Трапицын отслужили благодарственный молебен в училище после падения Перемышля. На молебен в домовой церкви собрались все студенты и преподаватели. Отец Иаков провозгласил многолетие «Царствующему Дому, Верховному Главнокомандующему и доблестной русской армии», а позже Вечную память «вождям и воинам, на поле брани за веру, Царя, и отечество живот свой положивших». После молебна все собрались в актовом зале, где директор училища сказал речь о геройстве русской армии. После этого ученический хор несколько раз исполнил гимн «Боже царя храни» и все кричали «ура».[4]

19 октября 1915 года в Саратове прошло собрание Комитета по призрению беженцев. Беженцев нужно обеспечить жильём, питанием и работой. Чуть позже в Камышине была открыта мастерская, где дети беженцев занимались плетением корзин и другими ремёслами.[5] [6]

В 1916 году протоиерей Иаков Горохов был переведён из Камышина в Царицын.[7] Царицын был тыловым городом поэтому, в 1914 году здесь организовали приём раненых и больных воинов. Всего через городские лазареты прошли около 30 тысяч солдат и офицеров раненых на полях сражений. Православные священнослужители с прихожанами активно включились в благотворительную деятельность. По храмам собирали денежные пожертвования и отправляли их на нужды военных. Посылки с тёплыми вещами, папиросами и многое другое доставлялось на передовую.

Государственный переворот 1917 год.

В феврале 1917 года в Царицыне был открыт первый детский приют. Создание приюта профинансировало «Общество попечения о детях воинов, павших во вторую отечественную войну». На его открытии присутствовали: царицынский полицмейстер В. В. Василевский, заместитель городского главы А. П. Мишнин, член Управы А. З. Козлов и другие общественные деятели. Перед открытием приюта был совершен молебен, который служил протоиерей Иаков Горохов и духовенство Скорбященского храма. Отец Иаков произнёс проповедь, в которой напомнил «о любвеобильном отношении Христа к детям, призвал общество к широкому призрению детей воинов, которые отстаивали и отстаивают нашу родину на полях сражений».[8]

В начале марта появились первые слухи и газетные публикации о революции и об отречении от престола императора Николая. В одной из воскресных проповедей, отец Иаков Горохов, высказал своё отношение к событиям происходящим в правительстве. Он сказал, что «по чувству совести духовного лица не решается изменить присяги, данной престолу, и не находит возможным продолжать далее служение алтарю». Эта речь произвела шум и ропот среди молящихся. Вскоре после этого домой к священнику явился военный патруль и арестовал его.[9] Около месяца батюшка провёл под домашним арестом и был освобождён 11 марта по решению исполкома.[10]

В 1917 году протоиерей Иаков Горохов был назначен благочинным г.Царицына.

 В Красном Царицыне 1918 — 1919 год.

В большевистской газете «Борьба» от 23 марта, вышла статья Сергея Минина, который давал пояснения по декрету об отделении Церкви и рассказал о выступлении верующих в Думе. Статья называлась «Постановление Думы о «Законе Божием» и «гонимое» кривославие». Сам Сергей Минин был сыном священника Константина Минина из города Дубовки, и поэтому он был хорошо подготовлен к дискуссии по церковным вопросам. В своей статье он написал следующее: «Государство предоставляет всем религиям полную свободу, не требуя их услуг для себя. Религия не должна вмешиваться в преподавание науки. Религия – дело частное, и проповедники того или иного вероучения должны содержаться за счёт самих верующих, а не за счёт всех, то есть за инакомыслящих или совсем не верующих». В Думе выступал и протоиерей Иаков Горохов. Его спросили как он относится к советской власти, на что священник откровенно признался: «Я считаю, что идеальный царь лучше идеального народовластия».

В газете «Солдат революции», 14 сентября 1918 года, был опубликован злобный фельетон под названием «Черная команда». Первым был оклеветан Патриарх Тихон, якобы участвовавший в заговоре против рабоче-крестьянской власти: «Шеф долгополых жандармов, патриарх Тихон, рука об руку с «союзными» банкирами готовили вам голод, виселицы, пытки, расстрелы…» Дальше рассказывалось о мифическом монастыре в Перемышльском уезде, где монахи якобы захватили в плен шестерых советских работников и убили их в стенах монастыря. Указано название: Троицко-Лютиков монастырь!

В третьей части фельетона рассказано про священника Иакова Горохова: «Царицын напрягал силы в борьбе с Красновскими бандами. В Царицыне готовился заговор против Советской власти. А протопопу Царицынского собора Горохову взгрустнулось о всероссийском палаче Николае Романове. И протопоп Горохов отслужил по нём панихиду…»

«Со словом «Братья! Господи! – на языке,

С крестом, Евангелием в руках,

С английским золотом в кармане

Идёт по трупам бедняков

Толпа откормленных «отцов»»

Так завершает своё сочинение журналист под псевдонимом «Снегов». За упоминание в молитве имени Государя, отца Иакова арестовали в третий раз и заперли на речной барже, потому что тюрьма была переполнена. Несколько дней спустя его выпустили по амнистии.[11]

Армия генерала Врангеля в Царицыне 1919 год.

В июне 1919 года Кавказская армия генерала Врангеля заняла Царицын. По старой и доброй традиции офицеры пришли в кафедральный Александро-Невский собор на благодарственный молебен по поводу своей победы, после чего состоялся парад на площади перед собором. Отец Иаков Горохов как благочинный служил этот молебен и сказал пространную проповедь, в которой благодарил освободителей.[12]

Когда Красная армия после ожесточённых боёв отбила Царицын, то отец Иаков был арестован за поддержку добровольческой армии и агитацию: «при вступлении белогвардейцев в город Царицын служил благодарственный молебен о даровании победы над большевиками, после чего произнёс речь, в которой, приветствуя добрармию, приветствовал избавителя от большевиков генерала Врангеля, и жаловался на Советскую власть, которая держала его в барже и тюрьме…»[13]

Вместе с войсками генерала Врангеля эмигрировал в Болгарию Царицынский епископ Дамиан и другие священнослужители. Храмы осиротели без священников, возмущённые прихожане писали критические письма в газеты. Отец Иаков Горохов остался в городе, и ему приходилось служить в нескольких храмах. Известно, что кроме Успенского собора он исполнял обязанности настоятеля Александро-Невского собора в центре Царицына.

 В тюрьме Губчека. 1921 год.

К сожалению, отец Иаков не пережил гражданскую войну. В апреле 1921 года священника Иакова Горохова доставили в Царицынскую Губчека. Арестовали его за контрреволюционную деятельность, в частности за переписку с заключенным иеромонахом Матвеем Олейник. Кроме того, ему припомнили благодарственный молебен при вступлении в город Белой армии и его проповеди о революции. Уполномоченный Беленков допросил отца Иакова 21 апреля, особенно его интересовала переписка с заключенными и способы передачи.

«- Нет ли у вас кого из священнослужителей, находящихся в заключении при Губтюрьме с кем бы вы имели какое-нибудь сношение?

— Есть —  иеромонах Матвей Олейник.

— Не извещали ли вы кого-нибудь о его положении?

— Я писал об этом своему товарищу архимандриту Соколову Кириллу, писал о том, что если Олейника выпустят то нужно бы предложить ему место секретаря у Царицынского епископа, ещё писал своему епископу, который сейчас приехал, писал о том, что есть образованный человек (Олейник), которого можно поместить на должность секретаря.

— Если бы вы получили от человека, находящегося в заключении, какое-нибудь письмо для передачи по его назначению, то как бы вы поступили в этом случае? Как вы считаете если выполнить его просьбу, то будет это преступлением или нет перед существующими законами?

— Если в письме заключается безобидная просьба, т.е. что-нибудь прислать ему или постирать бельё, то я бы передал не считая это преступлением. Если бы письмо преследовало цель скрыть своё преступление или оказать влияние на свидетеля, то я ни в коем случае просьбу бы его не исполнил, потому что считаю это преступлением.

— Кто вам передал это письмо или вы его сами писали?

— Нет, это писал не я. Писал Олейник, но кто мне его передал я не скажу.

— Почему вы не хотите сказать кто вам передал подобное письмо?

— Потому что твёрдо не знаю фамилию этого человека, но передала женщина, которая находится при тюрьме. Больше показать ничего не могу».

 30 мая Коллегия Царгубчека вынесла постановление о расстреле священника Иакова Горохова. Отец Иаков был расстрелян на следующий день 31 мая 1921 года в 2 часа ночи. Место его погребения неизвестно. Протоиерей Иаков Горохов был канонизирован Русской православной церковью зарубежом.

* * *

Священник Иаков Горохов показывает нам пример не только высоко образованного, но и энергичного пастыря. Отец Иаков был прекрасным организатором, он вникал в трудности своих подчиненных, видел, как решить эти трудности. Он знал и любил свою работу. Ценно то, что он пользовался миссионерскими возможностями периодических изданий, благодаря чему мы сейчас можем детально судить о его работе и служении. Он – тот самый делатель, о котором в Евангелии сказано: «Жатвы много, а делателей мало; молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою». /Лк.10.2./

[1]           Официальная часть/ Саратовские епархиальные ведомости. – 1913 г. – № 14 – С. 3.

[2]           Архив Управления ФСБ по Волгоградской области. Дело по обвинению Соколова П. И. и др. // Ф. 6. Д. 5647-пф.

[3]           Журналы съезда о. о. миссионеров Саратовской епархии 1913 г./ Саратовские епархиальные ведомости. – 1914 г. – № 3 – С. 15–30.

[4]           ГАВО. Ф. 291, оп. 1, д. 135, Переписка с попечителем Казанского учебного округа о преподавателях Камышинского реального училища за 1915 год.

[5]           Комитет по призрению беженцев /  Саратовские епархиальные ведомости. – 1915 г. –  № 32 – С. 1368.

[6]           Мастерская для детей беженцев /  Саратовские епархиальные ведомости. – 1916 г. – № 19 – С. 694.

[7]           ГАСО. Ф. 135. оп. 1. том 5, д. 7754. Решение консистории по прошению протоиерея Камышинского Вознесенского собора Горохова Я. о перемещении его в Царицынский Успенский собор за 1916 год.

[8]           Открытие приюта для детей воинов / Царицынский вестник. – 1917 г. – № 5385. – С. 2–3.

[9]           Арест соборного протоиерея Горохова / Царицынский вестник. – 1917 г. – №  5397. – С. 3–4.

[10]         Временно-исполнительный комитет / Царицынский вестник. – 1917 г. – №  5402. – С. 2–3.

[11]         Снегов, Чёрная команда // Солдат революции. – 1918 г. – № 32. – С. 1.

[12]         Врангель П.Н., Записки. Ноябрь 1916 г. – ноябрь 1920 г. Т. 1: Воспоминания. Мемуары. – Мн.: Харвест, 2002. – С. 248.

[13]         Архив УФСБ по Волгоградской области. Дело по обвинению Горохова Я.П. и др. // Ф. 6. Д. 27791-пф.

Материал подготовил Антонов Д. Д.

(130)